Банковская система оказалась главным направлением санкционного удара против России. И для России, и для Запада это на данный момент наиболее безопасный вариант экономической войны. Самое худшее, что произойдет, — Россия вместо международного финансового центра станет провинциальным спальным районом.

Что такое российская экономика в мировом масштабе, России и миру хорошо известно — это, прежде всего, нефть, газ и оружие. То есть масштабные, или, как говорят «по-умному», секторальные, санкции против нефтяных, газовых компаний и оборонно-промышленного комплекса и должны были, по идее, нанести нам наиболее чувствительный урон. Так или иначе, в разных санкционных пакетах США и Евросоюза фигурируют и крупнейшая нефтяная российская компания «Роснефть», и вторая по размерам бизнеса газовая компания «НОВАТЭК», и достаточно крупные предприятия оборонно-промышленного комплекса — вроде концерна «Алмаз-Антей» или Объединенной судостроительной корпорации. Но там нет пока ни «Газпрома» (у которого, к слову, и без санкций в июле добыча газа достигла абсолютного исторического минимума), ни крупнейшего экспортера российского оружия «Рособоронэкспорта».

Зато под санкции Запада так или иначе попали практически все ключевые российские банки — и крупнейшие по активам (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк), и стратегический инвестор главных инфраструктурных проектов в России финансовая госкорпорация «Внешэкономбанк», и банки, чьих владельцев принято считать близкими знакомыми президента (СМП Банк, банк «Россия»). При этом авторы санкций не стали блокировать операции по карточкам крупнейших российских госбанков (как это было с банком «Россия»), не отсекли их полностью от получения коротких денег и формально не запретили операции по валютным счетам. Душат, но не полностью. Выживают с мировых финансовых рынков, но деликатно.

Конечно, можно предположить, что Евросоюз не ввел санкции против того же «Газпрома», потому что Европа все еще сильно зависит от поставок российского газа. Но США-то ведь практически совсем не зависят. К тому же ни Европа, ни США почти не зависят от поставок российского вооружения и комплектующих (разве что американцам пока будет трудно обойтись без российских ракетных двигателей). Почему же именно банки, а не главные доноры российского бюджета — предприятия нефтегазовой и оборонной промышленности выбраны мишенями для санкций?

Ответ на этот вопрос кроется в состоянии нашей банковской системы и ее месте в мире. Россия не создала свою международно значимую национальную платежную систему. Сбербанк, правда, входит в число 50 крупнейших банков мира. Но при этом ни одной российской кредитной организации нет в мировом списке системообразующих банков по критериям, разработанным Советом по финансовой стабильности при G20 (FSB) совместно с Базельским комитетом по банковскому надзору.

Ни у тех, кто принимает решения о санкциях, ни у российских властей нет ни малейших сомнений в том, что без возможностей привлекать длинные кредиты на западных рынках наш главный банк, как и другие попавшие под санкции кредитные организации, не погибнет. Таким образом, Россию просто превращают в финансовую периферию, обнуляя ее шансы на международную экспансию на рынках капитала. Тут стоит вспомнить, что одним из важных признаков мощи Советского Союза с его предельно закрытой и тотально государственной банковской системой была возможность активного финансирования своих союзников по всему миру, в том числе через совзагранбанки.

Санкции против российских банков относительно безопасны для США и ЕС, ибо в отличие от санкций против предприятий реального сектора не приводят к эффекту бумеранга в виде потери рабочих мест в самих странах Запада или к угрозе лишиться важных товаров и услуг, без которых западным потребителям не обойтись. Без российского газа Европе пришлось бы куда тяжелее, чем без российских капиталов. Которые к тому же, возможно, никуда не денутся — вряд ли держать их в России теперь станет принципиально надежнее. Те россияне, которые не захотят оказаться во внутренней финансовой мышеловке, скорее, постараются выбраться из нее сами со своими деньгами на тот же Запад. Эти санкции, с учетом отказа от блокировки карт и сохранения права пользования валютными счетами, пока относительно безопасны и для самих россиян. Крупнейшие банки будут обслуживать их в прежнем режиме, а с ликвидностью поможет государство, в том числе за счет наших денег, поскольку мы налогоплательщики.

Пока можно уверенно говорить о том, что Россия при сохранении нынешних политических и экономических трендов просто перестанет быть перспективным финансовым рынком. Но жить в финансовом болоте нам не привыкать. Бабушки расскажут внукам, как хранили в кумачовых платочках облигации Сбербанка или мелочь в фарфоровых копилках-слониках и свинках. А личных сбережений и сейчас нет у двух третей населения. Причем примерно у такого же количества россиян (67%) нет и никаких долгов ни перед банками, ни даже по оплате ЖКХ. Просто мечты о мировом финансовом господстве нам пока придется отложить. Наши банки от санкций не разобьются — и на том спасибо.