Казалось бы, ну как русский фольклор может сыграть злую шутку с заемщиком? Оказывается, очень даже может, и легко, и делает это регулярно, и останавливаться не намерен. Заемщики с удовольствием «берут» и «бегут». Только куда?

Я не то что бы самый подкованный аналитик рынка. И, в общем, не претендую. У меня даже нет экономического образования. Поэтому я не могу, глядя на цифры, которые то и дело выдает статистика, вспомнить какую-нибудь формулу из учебника и посчитать по ней, к чему наблюдаемый тренд приведет. А заодно сказать, из-за чего он возник вообще-то, чем страшны его последствия и какие нужно принять меры, чтобы их избежать. А жаль. Потому что без этого ничем, кроме как тлетворным влиянием русского фольклора, происходящее сегодня на рынке кредитования объяснить я не могу. На мой обывательский взгляд, заемщики реально руководствуются поговоркой «Дают — бери, бьют — беги».

Сначала про «дают – бери». О том, что пора обратить внимание на перекредитованных заемщиков (и перестать прямо активно давать), серьезно заговорили около года назад, под занавес «кредитного бума». Тогда цифры были такие (по данным НБКИ): 85% экономически активного населения имели кредит, 6% заемщиков платили одновременно по трем разным кредитам, 1% — по пяти и более. Однако по статистике негативных кредитов выходило так, что на каждого заемщика приходилось по 1,3 проваленного займа. Потому что и 15—17 проблемных кредитов стали явлением обыденным.

За год ситуация изменилась не в лучшую сторону. Проблемных кредитов становится все больше. НБКИ рапортует, что как-то лучше стало только с автокредитами и ипотекой. Показатели просрочки в этих сегментах снизились на 0,6 и 0,1 п. п. соответственно и составили до 3,9% и 2,8%. По потребительским кредитам просрочка выросла до 6,7%, по кредитным картам – до 4,1%. Всего же, по данным двух из четырех крупнейших БКИ, просроченных кредитов 12—15% от общего числа. То есть примерно каждый восьмой кредит является проблемным. А еще год назад проблемным был только каждый четырнадцатый.

Но! И заговорить заговорили, и даже меры действенные приняли, но заемщики не перестали брать кредиты. Даже если скинуть со счетов заведомых мошенников, остается примерно 98% заемщиков, которые берут кредиты, потому что… берут кредиты! Потому что банки предлагают, а резонов, чтобы «взять и не взять», заемщики не находят. До 60% семейного бюджета тратят ежемесячно на кредиты – и все равно не находят! Минимум 80% новых кредитов возвращают в банки в счет погашения старых — и не находят! Это как вот? Иначе как «дают – бери» и не объяснишь. Эмоциональное, иррациональное, алогичное правило, заложенного культурной средой.

Вторая часть («бьют — беги») еще круче. Испытывая проблемы с выплатой кредита, отечественный заемщик предпочитает их решать в последней инстанции (в суде) или не решать вовсе. То есть вместо того, чтобы обратиться в банк за кредитными каникулами или найти какой-то другой способ минимизировать ежемесячную нагрузку, прийти в себя, собраться с силами и начать гасить кредит, российский заемщик, например, потеряв работу, просто уходит в глубокую «несознанку». Не отвечает ни на какие банковские звонки, письма, приглашения зайти в офис на чашку кофе. Просто включает режим «делов не знаю» и ждет, куда вывезет кривая. В массе своей.

А куда она еще может вывезти? Только в этом году и только один Сбербанк продает коллекторам долгов на 10 млрд (!) рублей. В прошлом году, кстати, цифра была в 2,5 раза меньше (это тоже к информации про проблемные кредиты). Это сколько в пересчете на заемщиков? Если по 300 тыс. рублей в среднем, то не менее 33 тыс. человек. Население небольшого районного центра ляжет под коллекторский «пресс»! Даже самые-самые хорошие коллекторы (а Сбербанк даже конкурс провел) это совсем нехорошо.

И тоже ничего не меняется. Сколько раз уже говорили: заемщик, который платит регулярно, хоть понемножку, все равно лучше, чем заемщик, который вообще ничего не платит. Поэтому банки заинтересованы войти в ваше положение и найти хоть какой-то взаимоприемлемый выход. Тактика «я – листик» может сработать в метро, если вы не хотите никому уступать места. Но с банками точно не сработает. Эй, население маленького районного центра! Не нужно никуда бежать. Потому что никто не бьет. До самого распоследнего момента.

Чем это может грозить остальным заемщикам? Вот такая-то ситуация? С одной стороны, ничем. Если ты в состоянии обойтись вообще без кредитов или платишь все вовремя – дела «берущих бегущих» тебя касаются мало. Но все же касаются. Регулятор посмотрит-посмотрит на такой массовый исход заемщиков в Сумрак – да и выдумает для банков новые ограничения (как он уже сделал в прошлом году, повысив лимиты, необходимые для обеспечения выданных кредитов, например). Банки, соответственно, снизят количество выдаваемых кредитов. И повысят требования к заемщикам. Ко всем, в том числе и к тем, кто зарекомендовал себя молодцом. В итоге получается, что «косячат» (пардон муа за эвфемизм) одни, а расплачиваться другим.

И вот что можно сделать (спрашивает мой внутренний Чернышевский)? В глобальном плане, понятно, ничего. Нет у нас доступа к ручному управлению страной. На рынок повлиять не можем. Ввести запрет на кредиты «в общественных местах». Но мы можем влиять на наше ближайшее окружение. Только обратится к нам тетушка за советом, в каком банке ей лучше взять шестой кряду кредит, – можем же мы ей порекомендовать вообще его не брать? Можем. Значит, и должны. Планида у нас такая. Спасение утопающих — дело рук сами знаете кого. Мне кажется так. А вам?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции