Даже когда стало понятно, что санкций в отношении финансового сектора России избежать не удастся, была надежда, что они не коснутся розничных клиентов банков. После первого «блина комом», когда заложниками ситуации оказались клиенты банков «Россия» и СМП (а бумерангом – системы Visa и MasterCard в России), на секундочку показалось, что инициаторы санкций постараются впредь максимально ограждать массового клиента российских банков от негативных последствий. Но последние события с «Добролетом» продемонстрировали, что сторонники поиска «гуманитарной логики» в действиях западных стран оказались неправы. Логика оказалась другой.

Это важно, потому что первое, чем начали интересоваться люди после того, как Евросоюз объявил о введении санкций против ВТБ, Газпромбанка, Сбербанка, ВЭБа и Россельхозбанка, – судьбой собственных платежных карточек. Пока с картами все в порядке, принимают безотказно, многочисленные комментарии уверяют «физиков», что опасаться за свои счета нет никакого резона. Очень хочется комментариям верить и самому раздавать такие же, но мешает ощущение, что банковской системе начали отрезать хвост по кусочку из тех же гуманных соображений. Пять-шесть человек спросили, коснутся ли европейские санкции против Сбербанка и ВТБ их зарплатных карточек, трое – насколько надежен частный банк N в том случае, если придется срочно искать место для перевода депозитов. Есть ощущение, что статистика по депозитам, которая для крупнейших банков начала было исправляться, опять уйдет в минус.

В апреле, после введения первого круга «точечных» санкций, пользовалась популярностью версия про коварный американский план повлиять на Владимира Путина через его друзей-бизнесменов. Бизнесмены оказались тертыми калачами и к президенту не пошли (или сказали не то, что предполагалось санкциями). С чиновниками вышла та же история. Секторальные санкции – третий этап, и госбанки пока не трогают в той же степени, как «Россию» и СМП Банк, например. Ограничения пока только частичные и касаются исключительно фондирования. Но сомнений в том, что после хвоста обрубать начнут копчик, уже почти нет. Если друзья и чиновники не идут к президенту, почему бы к нему не прислать вкладчиков? Особенно зарплатников, которым деваться некуда…

Подумалось в этой связи, кстати, что хуже момента для инициативы, с которой выступила Ассоциация региональных банков России, придумать сложно. Там написали в ЦБ письмо, предложив обязать всех работодателей выдавать зарплату на банковские карты. За неисполнение – штраф. России (и «России» тоже) только бунта зарплатников не хватало, бессмысленного и беспощадного.

Зато хороший рецепт от алармистских настроений держателям Visa и MasterCard дал владелец Volga Group Геннадий Тимченко, на которого санкции были наложены США в первую очередь. В интервью ИТАР-ТАСС он признался, что сразу же после введения санкций оформил китайскую UnionPay. Все, что он говорил о CUP потом, живо напомнило рекламу препаратов для «мужиков за сорок»: «Отлично работает! И принимают карту во многих местах. В некотором смысле надежнее, чем Visa. По крайней мере, американцы не дотянутся».

Действительно, в отличие от гипотетической национальной платежной системы китайские карты принимают практически во всем мире, и американских санкций (как и европейских) они не боятся. В общем, мужики уже в курсе и стоят на низком старте. Проблема в том, что очень немногие банки здесь выпускают такие карты (почти никто), да и эквайринг пока находится в зачаточном состоянии.

Но правда в том, что шанс у китайцев сейчас уникальный. Если санкции продолжатся, а российские банки начнут предлагать такую альтернативу западным платежным системам, планы китайцев выпустить 2 млн карт в ближайшие три года, озвученные на недавней конференции в Санкт-Петербурге, можно смело увеличить на порядок. Даже зарплатники, которым некуда деться от уже выпущенных карт, предпочтут завести альтернативу для подстраховки. Хороший практичный пример на плохом фоне дорогого стоит.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции