Руководство России ищет ответные меры против санкций. Такими ответными мерами могут быть контрсанкции и импортозамещение. Третий путь – устранить причину санкций – не для нас. Слишком простой.

5 августа в ходе встречи с врио губернатора Воронежской области Алексеем Гордеевым президент РФ Владимир Путин заявил: «[…] Правительство России уже предлагало ряд ответных мер на так называемые санкции со стороны некоторых стран. […] Но, разумеется, делать это нужно крайне аккуратно, с тем чтобы и производителей отечественных поддержать, но и потребителям не навредить. Я уже сегодня такое поручение правительству сформулировал, уверен, что в самое ближайшее время соответствующие предложения будут сделаны».

Какие могут быть ответные меры? Во-первых, ответный удар. Во-вторых, защита. Есть, конечно, третий путь – устранить причину санкций, и они исчезнут как дым. Но такие примитивные решения не для нас. Мы простых дорог не ищем.

Какой может быть ответный удар? Контрсанкции. Они, собственно, уже начались. Первый чапаевский удар нанес Роспотребнадзор по американским булочкам с котлетами, второй – Россельхознадзор по польским яблочкам.

Следует, однако, помнить третий закон Ньютона: «Действие равно противодействию». Контрсанкции вызовут контрконтрсанкции и т. д. А нужна ли нам эскалация напряженности? Кроме того, санкции не бесплатны и для того, кто их использует. Например, если Россия закроет небо для транзитных полетов европейских авиакомпаний, «Аэрофлот» лишится около 300 млн долларов в год. Уже одна эта перспектива привела к обвалу акций «Аэрофлота».

Кроме того, напомню поговорку: «Один в поле не воин». А у нас – кругом враги. Против нас объединились и многие наши бывшие союзники по антигитлеровской коалиции (США, Англия, Франция и др.), и бывшие участники «оси» — гитлеровской коалиции (Германия, Италия, Япония). Справедливости ради следует отметить, что один из наших основных союзников по антигитлеровской коалиции – Китай – занимает нейтральную позицию по отношению к России. Хотя теперь он и не является нашим союзником, но санкции не поддерживает. Более того, мы расцениваем его как возможного спасителя от санкций. Но вряд ли обоснованно. Во всяком случае, выгоды от газового мегаконтракта с Китаем сомнительны. Правда, остались у нас друзья, например Казахстан. Но Назарбаев может испытывать некоторое беспокойство по поводу высокой концентрации русского населения Северного Казахстана. А Лукашенко верен России, пока газ ему задарма отдаем.

Есть и еще одно неприятное обстоятельство: каждая из стран-«санкционеров» наносит относительно небольшой удар по России, но удары многих стран нанесут колоссальный урон нашей стране. Между тем масштабы нашего экономического воздействия на мировую экономику ограничены размерами ВВП России, который составляет всего 3% мирового ВВП.

Да, у России в запасе есть мощный козырь – перекрыть газ Европе. Европа померзнет одну зиму, мы будем голодать всю оставшуюся жизнь. Потому что больше Европа наш газ покупать не будет.

Есть еще один вариант – нанести ответный удар по своим. Например, ввести налог с продаж и увеличить подоходный налог. А заодно конфисковать пенсионные накопления граждан. Чтобы чужие боялись.

Какая может быть защита от санкций? Или «разворот на Восток», или импортозамещение. И то и другое требует времени и денег, которых у нас нет. Да и не факт, что мы не рассоримся с Китаем через несколько лет. Масштабы же необходимого импортозамещения можно оценить, выглянув на улицу: в потоке немецких, французских и японских машин лишь изредка попадаются несчастные творения российского автопрома. Или заглянув на полки наших магазинов, где засилье импорта. Самолеты, на которых мы летаем, – в основном боинги и эйрбасы. Из высокотехнологичных товаров мы преимущественно производим второсортное оружие, которое покупают те, кто по каким-то причинам не может или не хочет покупать более качественное оружие у развитых стран. А также космические корабли, которые бороздят просторы мирового океана.

Посмотрим на размер проблемы. Каков объем российского импорта? За 2013 год он составил 341 млрд долларов, то есть около 17% ВВП. Причем на страны, участвующие в санкциях, приходится львиная доля нашего импорта.

Чтобы наладить адекватное импортозамещение, необходимы технологии, которыми мы не располагаем. Теперь эти технологии нам никто не продаст. Сами же разработать необходимые технологии мы не в состоянии – вспомним, как усердно государство сражалось с Российской академией наук. И сколько мозгов «утекло» из страны. И в каком состоянии находится высшее образование в России, особенно техническое. И насколько велик уровень коррупции в наших вузах.

Чтобы наладить импортозамещение агропродукции, необходимо развивать сельское хозяйство. Пока же оно у нас разрушается.

Впрочем, импортозамещение хорошо как новая национальная идея, как некая прекрасная, но недостижимая цель. И символом ее может стать учебный самолетик «Рысачок». Толку мало, но зато свой, российский. Правда, двигатели у него то ли чешские, то ли американские.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции