Великий пост начался внеурочно. Все, кто хотел похудеть, но не знал, как, теперь будут знать и худеть в знак протеста против отсутствия привычных европейских продуктов. Не гречкой же теперь питаться золотой молодежи...

С четверга прошлой недели (да как бы не со среды) российские банки, принявшие на себя основную тяжесть западных санкций, отошли как тема на второй план. Стоило России ввести эмбарго на импорт сельхозпродукции, как сразу же стало ясно, что находится ближе к сердцу среднего россиянина — кошелек или желудок. Но среди банков есть такие, кого касаются напрямую не только западные, но и наши продовольственные санкции. Речь, конечно, о деньгах стимулирующих, потому что теперь без прямых субсидий и расширения программ льготного кредитования сельхозпроизводителей точно не обойтись. А у нас в этой сфере доки только Россельхозбанк и еще немножко Сбербанк.

По сути, вводя контрсанкции и тем самым приняв на себя обязательства по импортозамещению продовольствия, государство расконсервировало давно и, казалось бы, крепко заколоченную бездну субсидирования сельского хозяйства. Кто-нибудь помнит, куда подевались с рынка некогда могучие Агропромбанк и «СБС-Агро»? Ну да, невозвратные кредиты, отсутствие риск-менеджмента, политические решения. Конечно, были дефолт и неурожаи (то есть форс-мажоры). Но в России с ее рискованным земледелием, разрушенной системой коллективных хозяйств и редким вкраплением фермеров форс-мажоры — правило, а не исключения. В этих условиях главная заслуга Россельхозбанка в том, что сохранил себя для будущих побед за более чем 14 лет работы, не растряс, как «Росагролизинг».

Но достижения у РСХБ есть уже сейчас. По словам председателя правления Дмитрия Патрушева, с 2006 года, когда стартовали госпрограммы поддержки сельского хозяйства, банк вложил в развитие отрасли более 2,5 трлн рублей. Но что интересно – в 2010 году была принята доктрина продовольственной безопасности России, об активном участии в реализации которой Патрушев заявлял довольно часто в последние месяцы. То есть, по идее, за четыре года государство должно было максимально активно стимулировать развитие сельского хозяйства – прямо-таки опережающими темпами по сравнению с другими отраслями. Однако статистика ЦБ свидетельствует, что с 2009 по 2013 год объемы кредитов производителям пищевых продуктов выросли на 116% (с 570,2 млрд до 666,6 млрд рублей, причем в последний год объемы даже уменьшились), а кредиты по направлению «сельское хозяйство, охота и предоставление услуг в этих областях» – на 130%. Общий же объем кредитования юрлиц в рублях за указанный период вырос почти вдвое – на 199%.

То есть даже в условиях господдержки (хотя бы декларируемой) кредитовать сельское хозяйство невыгодно, и делать это никто, кроме РСХБ и Сбербанка, не хочет. Если бы были хорошие надежные заемщики, работающая система страхования от неурожая и невозвратов, то банки бы пошли. Сейчас же государство на основе опыта того же РСХБ и Сбербанка (а кого еще?) будет пытаться возродить феникса, которому суждено сгореть снова, как АПБ и «СБС-Агро».

В общем, интересно посмотреть, что будет. Кажется, госбанки сейчас должны получить совершенно неприличные деньги и в лучшем случае начнут «разбрасывать их с вертолета», надеясь, что хотя бы 50% кредитов будут потрачены эффективно. Производители, которые сейчас в голос обещают выполнить и перевыполнить продовольственный план, деньги, конечно, получат. Россельхозбанк на этой волне, может, даже войдет в тройку крупнейших банков. Потом настанет пора возврата кредитов, и когда правительство все посчитает, то окажется, что за каждую тонну зерна, мяса и молока заплачено вдвое больше, чем в неавральных условиях.

Поэтому хорошо было бы, если бы государство нашло способ стимулировать как можно большее количество частных банков заняться кредитованием сельского хозяйства. Для этого, конечно, правительство должно сильно постараться, ЦБ – не препятствовать, а банки – быть готовыми рискнуть войти в новый бизнес. Если все получится, может, даже пройдем этот год без потерь как в банковской, так и в продовольственной сферах. Все равно большой маржи сейчас нигде нет, так что за это стоит побороться. Если в сельхозкредитовании удастся создать хоть сколько-то конкурентную среду, это будет выгодно и государству, и банкам, и производителям, и поедателям продукции производителей. Может, так и РСХБ удастся сберечь для будущих побед. Мало ли какие еще битвы за урожай нас ждут.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции