Ближайшие месяцы станут крайне важными для российских инвесторов. Мало кто мог предположить, что привлекательные цены акций времен кризиса 20082009 годов вернутся столь скоро. Теперь главное, чтобы хватило денег на вложения.

Инвестиции — штука циничная. Опытные инвесторы знают: чем хуже ситуация в политике и экономике страны, тем ниже цены акций, и далеко не всегда эти низкие цены объясняются объективными экономическими факторами. Когда в начале 2009 года акции Сбербанка стоили 15—20 рублей, одни люди предсказывали скорый крах и конец света, а другие тихо покупали «на все». Через год цена бумаг приблизилась к 90 рублям за штуку.

Даже если не заниматься выбором акций, а банально покупать индекс, за тот год можно было сделать больше 100% прибыли при стратегии «купил и держи». Причем только на здравом смысле и понимании того, что все кризисы рано или поздно заканчиваются, без какого-либо особо хитрого фундаментального анализа. Правда, была одна проблема: к тому моменту, когда цены акций достигли дна, мало у кого на руках осталось достаточно наличных, чтобы покупать ценные бумаги.

Ближайшие месяцы с большой вероятностью дадут шанс обогатиться тем, кто не успел или не смог этого сделать шесть лет назад. Если рост напряженности в отношениях России с развитым миром продолжится или, тем более, ситуация перейдет в более «горячую» стадию, можно ожидать значительного падения котировок российских акций. Например, основной владелец розничной сети «Магнит» Сергей Галицкий, если верить расшифровке недавней «прослушки» заседания исполкома Российского футбольного союза, ожидает падения цен акций своей компании в 4—5 раз от нынешнего уровня. И это, заметим, одна из самых успешных российских компаний, стабильно прибыльная и активно растущая. Что будет при таком сценарии с «Газпромом» или «Роснефтью», представить страшно.

Но кризисы, особенно политические, рано или поздно заканчиваются, санкции снимаются, ситуация нормализуется, люди снова начинают покупать продукты, ездить на машинах и брать кредиты. Главное же — в процессе нормализации снижается градус инвестиционного страха, который во время кризиса создает значительный не оправданный экономическими соображениями дисконт в ценах акций. Если чисто экономические показатели бизнеса могут восстанавливаться не сразу, то «истерическая» часть дисконта исчезает почти мгновенно. Что мы и видели в 2009 году: когда стало понятно, что голод и разруха стране и миру не грозят, изрядно просевшие цены акций выросли в разы буквально на глазах.

В «кризисном» инвестировании, конечно, есть и опасность: экономика и государство могут перейти в принципиально иное состояние, сделав бессмысленными сами понятия «акции», «бизнес» или «фондовая биржа». Вероятность такого развития событий тоже надо учитывать, однако вряд ли она настолько велика, чтобы пустить все свободные средства на закупки тушенки и патронов к автомату Калашникова. Вторая опасность — прямо противоположная: можно не дождаться выхода политического кризиса на ожидаемый уровень и соответствующего падения цен активов. Но вряд ли у кого-то повернется язык сказать, что это плохо.

Знать или быть уверенным в предстоящем падении рынков мало — надо быть к нему готовым. Для инвестиций нужен свободный капитал, который можно без последствий для семейного бюджета заморозить на год-два. Причем вполне возможно, что часть этого времени вложения и вовсе будут убыточны (на бумаге), то есть выводить капитал из акций будет крайне обидно. А значит, готовиться надо начинать уже сейчас: сокращать срок банковских депозитов, избавляться от необязательных расходов, постепенно фиксировать прибыль по другим вложениям и собирать достаточный объем налички (в широком смысле и, очевидно, не в рублях), чтобы в нужный момент без проблем потратить ее на уже не очень ценные, но весьма перспективные бумаги. Более консервативный вариант — теми же методами готовиться к росту процентной ставки по банковским вкладам.

На самом деле подготовка к «кризисным» инвестициям втройне выгодна. Во-первых, сам процесс концентрации средств поможет пересмотреть свое финансовое поведение и оптимизировать его, что всегда полезно. Во-вторых, если цены акций действительно рухнут, то инвестор впоследствии получит как минимум 100—200% прибыли. Наконец, если ничего подобного не случится, можно только порадоваться за себя и сограждан: войны и экономического краха своей стране нормальный человек желать не может.

Пока же, к сожалению, вероятность «проскочить» мимо серьезных проблем представляется незначительной: политическое руководство государства продолжает закручивать гайки, «партия войны» сильна как никогда. Это плохо для страны, но при определенном раскладе может оказаться уникальным шансом для инвесторов.

Цинично, конечно, но если нет возможности исправить положение, то на нем можно хотя бы заработать.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции