Опыт войн и кризисов выявляет ряд потенциальных угроз для вкладчиков, таких как: увеличение налога на процентные доходы по депозитам, замораживание вкладов и принудительная конвертация валютных депозитов. В случае серьезных финансовых затруднений государство может покрыть дефицит бюджета не только за счет пенсионных накоплений граждан, но и за счет их вкладов.

Что бывает с вкладами во время войн? 22 июня 1941 года постановлением Совета народных комиссаров СССР вклады населения в сберегательных кассах были блокированы (заморожены). С 23 июня 1941 года выдача наличных с вкладов была ограничена 200 рублями в месяц (для творческой интеллигенции – 1000 рублей), тогда как средняя зарплата в Советском Союзе в 1941 году была 354 рубля. С учетом того, что средняя зарплата в России в мае 2014 года составляла 32,3 тыс. рублей, ограничение на уровне 200 рублей соответствует нынешнему уровню 18,2 тыс. рублей в месяц. Это ограничение действовало до 1 января 1944 года.

На Украине был осуществлен более мягкий маневр. С 1 августа 2014 года введен 15-процентный налог на процентные доходы по депозитам. Ранее, с 1 июля, действовала прогрессивная шкала.

Вклады замораживались не только во время войн, но и в условиях рецессий и кризисов. Финансовые неразберихи ведут к оттоку депозитов из банковской системы, вплоть до набегов вкладчиков на банки. Чтобы остановить этот процесс, многие государства замораживали депозиты.

Замораживание депозитов было характерной особенностью банковского рынка США вплоть до марта 1933 года. Неоднократно замораживали депозиты страны Латинской Америки: Бразилия в 1990 году, Эквадор в 1999-м и Аргентина в 2001-м. Так, в Аргентине депозиты были заморожены на 90 дней начиная с 1 декабря 2001 года. Это замораживание, так называемое Корралито (Corralito – букв. «загончик для скота»), продлевалось до начала 2003 года. Замораживание стало реакцией на массовый отток депозитов из-за кризиса, охватившего Аргентину в начале 2001 года.

Депозиты часто не замораживались полностью, некоторые типы снятия могли разрешаться. В Аргентине, например, в течение периода заморозки депозитов, объявленной 1 декабря 2001 года, вкладчикам разрешалось получать до 1000 песо в месяц с каждого счета. Сходная политика была использована в Бразилии в ходе замораживания депозитов, примененного в марте 1990 года. Кроме того, суды Аргентины приказывали банкам платить многим вкладчикам.

Замораживание депозитов может сопровождаться и другим «приятным» сюрпризом. В январе 2002 года Аргентина отказалась от валютной политики currency board (валютного совета), в рамках которой курс был зафиксирован на уровне 1 песо за доллар, и девальвировала свою национальную валюту. Долларовые депозиты были принудительно конвертированы в песо по официальному курсу 1,4 за доллар. После этого началась стремительная девальвация песо. 25 июня 2002 года курс снизился до уровня 3,86 песо за доллар.

Ранее мы уже видели, что система страхования вкладов не является абсолютно надежной защитой для вкладчиков. 31 января 2014 года глава АСВ Юрий Исаев сказал: «Система страхования вкладов – это поплавок, который в случае ряби должен ситуацию нивелировать, но не в случае шторма». На 1 августа 2014 года размер фонда обязательного страхования вкладов уменьшился до уровня 118,3 млрд рублей, а за вычетом сформированного резерва для выплат по наступившим страховым случаям – до 97,2 млрд. Для сравнения: перед отзывом лицензии у банка «Пушкино» (30 сентября 2013 года) размер фонда превышал 200 млрд рублей.

Рассмотренные случаи выявляют еще ряд потенциальных угроз для вкладчиков, таких как: увеличение налога на процентные доходы по депозитам, замораживание вкладов и принудительная конвертация валютных депозитов. В случае серьезных финансовых затруднений государство может покрыть дефицит бюджета не только за счет пенсионных накоплений граждан, но и за счет их вкладов.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции