Полноценного пенсионного аналога банковской системы в случае отмены обязательной накопительной системы в России не получится. Но у почти неизбежной отмены накопительных пенсий есть и положительная сторона — работающим россиянам дается четкий сигнал не рассчитывать на государство на старости лет.

Накопительную часть в обязательной пенсионной системе нужно полностью отменить, сделав ее добровольной, считает министр труда Максим Топилин. «Обязательная накопительная система в рамках солидарной обязательной — это нонсенс и большая проблема для всех. Нам, государству, приходится придумывать квазиинструменты, псевдогарантии, чтобы защитить граждан, — сказал министр в интервью «Известиям». — Считаю правильным накопительную составляющую сделать добровольной, то есть убрать ее из солидарной системы».

Топилин родился в 1967 году – последнем, который подпадает под участие в пенсионной реформе. Люди, рожденные раньше, в частности премьер-министр Дмитрий Медведев, в накопительной системе не участвуют изначально. Поэтому, если пенсионный возраст в России не увеличат (на что очень мало надежд, ибо при сохранении нынешних трендов динамики соотношения людей пенсионного и трудоспособного возраста, а также роста средней продолжительности жизни примерно к 2024 году государству нечем будет платить даже гарантированные страховые пенсии), а сам министр труда не решит уехать из России, через 13 лет он сможет испытать предлагаемый им вариант реформы на себе.

Впрочем, за обеспеченную старость нынешних российских высокопоставленных чиновников можно не беспокоиться. Они в последние десятилетия хорошо научились обеспечивать себя во время государственной службы на всю оставшуюся жизнь. Гораздо большее беспокойство вызывает судьба миллионов рядовых граждан старшего трудоспособного возраста, которым выходить на пенсию в ближайшие пять-семь-десять лет. Обязательная накопительная пенсия должна была приучить работодателей и работников утраченному в советские годы навыку финансового планирования будущего. К тому же пенсионные накопления призваны были стать источником длинных денег в экономике. Которых сейчас, в свете ограничения доступа крупнейших российских банков и компаний на главные международные финансовые рынки, нашей экономике неизбежно будет не хватать.

Формально для россиян с отменой обязательных накопительных пенсий почти ничего не изменится. Наши накопления за 2014 и 2015 годы уже и так заморожены государством, сразу нарушившим свои же правила игры. Просто сейчас эти наши отчисления на старость за нас в обязательном порядке делает работодатель. А в варианте, озвученном министром труда, люди сами будут решать, вкладывать им сбережения на старость в негосударственные пенсионные фонды и в банки (если тем позволят управлять пенсионными накоплениями граждан) или хранить «под подушкой».

Шансов на успех добровольной накопительной пенсионной системы в сегодняшней России кот наплакал. Судите сами: вы лично готовы положить сейчас хоть какие-то деньги в негосударственный пенсионный фонд или в банк на депозит под любой процент на восемь (!) лет? Именно через столько выйдут на пенсию самые старшие женщины — участницы накопительной системы. А мужчины и вовсе через 13 лет. Просто сравните любые 8 или 13 лет жизни России за последние полвека и сразу будет понятно, насколько рискованными, чтобы не сказать отчаянно смелыми стали бы такие вложения. Между тем нам в России еще только предстоит в массовом порядке осваивать одну из главных заповедей инвестора: чтобы реально заработать на своих вложениях, инвестируй всю жизнь и надолго, не гонись за быстрой сверхприбылью. Опять же для двух третей россиян, согласно социологическим опросам, не имеющих никаких сбережений, эта проблема вообще не актуальна — им лично в добровольной накопительной системе участвовать просто нечем. А пока за них все-таки платят работодатели.

Но ведь обязательные накопительные пенсии затевались отнюдь не только для прибавки к пособию по старости для трудоспособного населения. Они должны были стать одним из ключевых инструментов длинных денег в экономике. Именно в этом качестве переход с обязательных взносов работодателей к добровольным вложениям работников может оказаться для России наиболее чувствительным. Деньги граждан фактически исключаются из стратегического инвестирования экономики. Мало того что в последние месяцы и, возможно, на годы вперед резко возросли политические риски, так еще и государство постоянно пересматривает саму суть пенсионной реформы, на ходу меняя правила игры до неузнаваемости.

Тем не менее речь идет о принципах финансового поведения, которые могут быть актуальными для россиян и через десятилетия. Возможно, в 2020-х годах делать личные пенсионные накопления в России окажется более безопасно, чем сейчас. Тем, кому выходить на пенсию в горизонте 10—15 лет, конечно, лучше не закладываться на то, что государство обеспечит им достойную старость.

Стратегия «сам себе пенсионер» сейчас выглядит наиболее рациональной — нам надо искать способы зарабатывать себе на заслуженный отдых самостоятельно. В том числе с помощью банков и финансовых инструментов, напрямую с пенсиями не связанных. Для страны, население которой в массе своей исторически привыкло думать, что государство его обязано прокормить, напоить, одеть и обогреть, это очень полезный опыт.