Будучи большим любителем не только трубок, но и сигар (да простят меня сторонники всяческих запретов), я, конечно, в курсе знаменитой истории о том, как Джон Кеннеди подписывал указ о введении экономического эмбарго против Кубы в 1962 году. По свидетельству его помощника Пьера Сэлинджера, в ночь перед подписанием он получил задание обойти табачные магазины и купить 1 000 любимых сигар президента Petit Upmann. Утром Сэлинджер принес 1 200 сигар, и указ был незамедлительно подписан. С тех пор каждый американец не только лишен возможности покупать «гаваны», но и курить их. Даже находясь вне границ США, многие американцы отказываются от лучших в мире сигар. Когда спустя некоторое время Никита Хрущев решил передарить коллеге ящик Cohiba, полученный им от Фиделя Кастро, все сигары были отправлены на уничтожение американской таможне.

Куба на этом эмбарго действительно сильно просела, поскольку СССР не мог обеспечить ей адекватную замену американскому рынку. Зато европейские «афисионадос» получили возможность курить не остатки с американского рынка и стать для Кубы главными потребителями, утерев наконец нос классическим буржуям.

Почему я это вспомнил? Для того, чтобы показать, что в некоторых вопросах (в частности, в вопросах санкций) американцы могут быть весьма упертыми и способны наступать на горло собственной песне. А в вопросе санкций, введенных, в частности, против российских банков, США теряют гораздо меньше, чем в 1962 году от закрытия своего рынка от кубинской продукции. Что им российские банки? Узкий сегмент мирового финансового рынка, заемщики с сомнительным прошлым (если вспомнить дефолт 1998 года) и уж точно не создатели эксклюзивного продукта, в отличие от Кубы с уникальной провинцией Вуэльта Абахо.

Пока санкции против российских банков затронули 13 организаций. Кажется, что это немного, но их активы – даже если считать без ВЭБа (31 800 млрд рублей на 1 июля 2014 года) – это больше половины активов всей банковской системы. В этом смысле имеет смысл рассматривать санкции действительно как секторальные. Особенно с учетом того, что традиционно крупнейшие банки с государственным участием считались на мировых финансовых рынкам лучшими заемщиками и им предоставлялись наиболее льготные условия. Теперь глобальный рынок денег для российских госбанков закрыт, скорее всего, надолго. Даже если разрядится ситуация на Украине, снятие санкций отложат в долгий ящик – здесь даже не нужно приводить табачных аналогий, достаточно вспомнить поправку Джексона – Вэника. Но полной катастрофой это назвать будет неправильно. Например, в 2013 году банки привлекли от организаций-нерезидентов средств в эквиваленте 521 млрд рублей. Активы банковского сектора за прошлый год выросли без малого на 8 трлн рублей. Понимаю, что прямое математическое сравнение здесь вряд ли уместно, но порядок цифр, по крайней мере, представить можно, и катастрофической потеря не выглядит.

Но здесь имеет смысл задуматься о том, что если санкции против госбанков продлятся дольше чем год, то ЦБ и правительству может оказаться нелишним задуматься о целесообразности того, чтобы отделить «зерна» от «плевел». Скажем, попытавшись сделать из двухуровневой банковской системы трехуровневую, отделив банки, попавшие под санкции, от остальных и введя для них особый режим надзора (не обязательно льготный, но учитывающий закрытость внешних рынков и, возможно, особый порядок работы с валютой). Это очистит банковскую систему от «хромых уток» и, возможно, облегчит частным банкам, не попавшим под санкции, выход на внешние рынки. Решится и наболевший вопрос о неравной конкуренции между банками с госучастием и частными банками. Надо только придумать, что делать с ВТБ 24, который почему-то обошли при раздаче.

Возвращаясь к опыту сигарного эмбарго против Кубы, можно вспомнить плюсы, которое оно принесло глобальному табачному рынку. Огромный толчок получило развитие табаководства и производство сигар в нетрадиционных странах – прежде всего бассейна Карибского моря. Сейчас с «гаванами» почти на равных конкурируют сигары из Доминиканы, Никарагуа, Эквадора, Мексики, Гондураса.

Я не к тому, конечно, что выступаю за санкции против российских банков. Но, может, пора уже начать пытаться хоть как-то использовать ситуацию, раз уж мы прочно вошли в клинч с финансовым центром мира. Можно попробовать вырастить наконец свою эффективную банковскую систему. Не все же нам сыры скупать про запас. Кеннеди, кстати, свои 1 200 сигар выкурить до конца так и не успел.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции