Агентство по страхованию вкладов нашло интересный способ ввести в действие безотзывные вклады, не обозначая их этим не очень приятным для клиентов названием. Правда, заодно ему придется убить популярный и качественный банковский продукт.

Российские вкладчики пока имеют возможность пользоваться уникальным инструментом — сберегательным сертификатом на предъявителя. Это не вклад, а срочная анонимная ценная бумага (привязанная к вкладу), которую при желании очень легко «пустить в оборот»: подарить, передать по наследству, отдать в оплату за товар. А если подождать до конца действия сертификата, можно получить проценты — обычно более высокие, чем по аналогичным вкладам. Важно, что сберегательный сертификат — не вклад, а ценная бумага. Поэтому на него не распространяется система страхования вкладов. Это не пугает покупателей — сегодня в сертификаты вложено около 350 млрд рублей, что объясняется простым обстоятельством: подавляющая часть этих бумаг выпущена Сбербанком, которому услуги АСВ вряд ли понадобятся.

Само наличие анонимных сберегательных сертификатов — какой-то сбой в российской матрице. Слишком свободный, слишком выгодный и слишком простой финансовый продукт, казалось бы, просто не может существовать в нынешней банковской системе, со всех сторон обложенной ограничениями, запретами и требованиями подтвердить свою личность. Оказалось — не казалось. В понедельник, 25 августа, глава Агентства по страхованию вкладов Юрий Исаев в интервью «Коммерсанту» сообщил, что юристы АСВ работают над предложением запретить анонимные сертификаты, заменив их системой именных безотзывных сертификатов с госгарантией.

Смысл запрета, по словам Исаева, в защите «добросовестных» вкладчиков банка от «недобросовестных». Имеется в виду, что владельцы сертификатов лопнувшего банка теоретически могут пойти в суд и добиться права потребовать от АСВ выплаты денег по этим сертификатам. Юрий Исаев напоминает, что нечто подобное произошло с клиентами Мастер-Банка: некоторые из них передавали крупные суммы непосредственно руководителям банка и не попадали в реестр вкладчиков, но после наступления страхового случая смогли через суд получить право на возмещение потерь от АСВ.

При этом сертификаты «вообще» глава АСВ призывает оставить и даже включить в систему страхования вкладов. Но только при условии, что банки будут выдавать именные сертификаты — на конкретного владельца, а не на предъявителя, как сейчас. Фактически Юрий Исаев предлагает отказаться от всех преимуществ сберегательных сертификатов (анонимность, возможность беспроблемной передачи другому лицу, повышенная ставка) и превратить их из ценной бумаги на предъявителя в банальную справку об открытии счета в банке. При таких условиях никакого смысла в сертификатах просто не останется.

Интересно, что столь высокопоставленный руководитель, не первый год работающий в финансовой отрасли, допускает сразу две серьезные ошибки в своих рассуждениях.

Во-первых, ссылка на случай с клиентами Мастер-Банка не имеет отношения к ситуации с сертификатами. В Мастер-Банке клиенты искренне (или не совсем) верили в то, что делают нормальный вклад на обычных для всех банковских вкладов условиях. То, что махинаторы из банка этот вклад неправильно оформили, — не вина вкладчиков. Именно это и установил суд, несмотря на формальное отсутствие у клиентов документов о вкладе. В случае же со сберегательными сертификатами изначально известно, что они не покрываются страховкой АСВ, клиенты сознательно идут на риск ради удобства и повышенных процентов. Доказать, что их обманули в банке, просто не получится.

Во-вторых, глава АСВ почему-то считает, что сберсертификат — аналог безотзывного вклада (он это прямым текстом говорит в интервью). И именно ради «безотзывности» он хочет сохранить именную версию сертификатов. Однако на самом деле это не так: во всех банках, выпускающих сертификаты, что мне удалось найти, эти бумаги можно предъявить к оплате в любой момент — естественно, без выплаты процентов.

Впрочем, заявления главы АСВ могут быть не демонстрацией незнания предмета, а подготовкой к отказу не только от анонимности сертификатов, но и от их «отзывности», то есть от возможности в любой момент превратить в деньги. В этом случае предложение Исаева сводится к очень простой формуле: вместо того, чтобы ввести в законодательство новое понятие «безотзывные вклады», он хочет превратить в них один из имеющихся банковских продуктов, попутно уничтожив сам этот продукт. Эдакая хитрость чиновника: мол, мы никакие безотзывные вклады не вводим, а просто «немного» меняем условия по существующему несовершенному продукту. Ради вашего же удобства и безопасности, дорогие граждане вкладчики.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции