Помните, в «Пятом элементе» к Земле приближается пылающий шар, который от ракетных ударов только увеличивается? Что-то подобное происходит с российскими банками: от санкций США и ЕС они только усиливаются. Их бьют, а они крепчают. Прямо по Ницше: «Что не убивает меня, то делает меня сильнее».

Государство оказывает существенную помощь банкам, попавшим под санкции США и ЕС. Первым получил компенсацию банк «Россия», пострадавший от первой волны американских санкций. Он заменит Альфа-Банк в роли единой расчетной организации оптового энергорынка. Ежегодный объем платежей в этом секторе за год составляет около 1,3 трлн рублей, так что банк «Россия» на комиссиях сможет зарабатывать до 4 млрд рублей в год. Этот подарок компенсирует банку «Россия» блокировку американскими платежными системами Visa и MasterCard эмитированных им карт, а также потерю возможности проводить валютные операции. Кроме того, в августе банк «Россия» получил зарплатный проект Черноморского флота.

СМП Банк, жертва первой и второй волн американских санкций, получил на санацию Мособлбанк, которому АСВ дало заем в размере 96,8 млрд рублей под 0,51% годовых сроком на десять лет.

Наконец, подоспела и третья волна американских санкций – на этот раз уже не точечных, а секторальных. 29 июля Минфин США нанес удар по финансовому, энергетическому и оборонному секторам экономики России. В список секторальных санкций попали пять банков: ВТБ, Банк Москвы, Россельхозбанк, ВЭБ и Газпромбанк. Данные санкции предусматривают запрет на предоставление долгосрочного (на срок 90 дней и более) финансирования этим банкам.

31 июля аналогичные секторальные санкции ввел Евросоюз. В санкционный список ЕС попали Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк, Газпромбанк и ВЭБ.

Как государство компенсирует потери этим банкам? 23 мая 2014 года, еще до третьей волны санкций, президент РФ Владимир Путин заявил на Петербургском международном экономическом форуме: «Будет увеличена капитализация системно значимых российских банковских финансовых организаций, в том числе путем конвертации субординированных кредитов в привилегированные акции, что позволит банкам расширить возможности по кредитованию экономики и удешевит кредиты». 22 июля Владимир Путин подписал федеральный закон «О внесении изменений в статьи 4 и 5 федерального закона «О дополнительных мерах по поддержке финансовой системы Российской Федерации», позволяющий банкам конвертировать антикризисные субординированные кредиты, полученные от ВЭБа в 2008–2009 годах, в привилегированные акции. Сбербанку этот закон позволяет конвертировать субординированные займы ЦБ в 50-летние бонды.

Субординированные кредиты ВЭБа, привлеченные группой ВТБ на общую сумму 214 млрд рублей (ВТБ – 200 млрд рублей, ВТБ 24 – 2,9 млрд, Банк Москвы — 11,1 млрд), будут конвертированы в привилегированные акции ВТБ. По двум субординированным кредитам со сроком погашения в декабре 2019 года на сумму 200 млрд рублей, полученным от ВЭБа в октябре и ноябре 2008 года, ВТБ платил 6,5% годовых. Скорее всего, дивиденды по привилегированным акциям будут сопоставимы с выплатами по кредитам ВЭБа.

РСХБ конвертирует в привилегированные акции кредиты ВЭБа на сумму 25 млрд рублей. Правительство РФ приняло решение о том, что эти привилегированные акции будут приобретены Фондом национального благосостояния.

Газпромбанк провел аналогичный маневр еще в июне 2012 года, конвертировав полученный в 2009 году субординированный депозит ВЭБа в размере 50 млрд рублей в акции.

Сбербанк субординированные займы получал не от ВЭБа, а от ЦБ, и конвертировать эти займы на сумму 500 млрд рублей будет не в привилегированные акции, а в 50-летние бонды.

В соответствии с вышеуказанным законом, привилегированные акции, выпускаемые банками, не предусматривают заранее определенного размера дивидендов. Это сделано для того, чтобы новый капитал банка был засчитан в соответствии со стандартами «Базеля III». Согласно «Базелю III», банк не может гарантировать дивиденды по привилегированным акциям, в противном случае он не сможет их учесть в капитале первого уровня.

В результате конвертации субордов в привилегированные акции доли миноритариев не размываются, от данного решения они ничего не теряют. Сами банки получают хорошую поддержку в условиях санкций. Так, достаточность основного капитала группы ВТБ по МСФО составит около 12% на 1 октября 2014 года. На последнюю отчетную дату (30 июня 2014 года) данный показатель составлял 9,4%.

Кроме того, государство продолжает оказывать мощную поддержку в первую очередь госбанкам, предоставляя им основные объемы ликвидности. Так, на 1 августа Сбербанк с помощью сделок РЕПО получил от Банка России 538,5 млрд рублей, банки группы ВТБ – 604,5 млрд, РСХБ – еще 42,6 млрд, тогда как банковский сектор страны в целом получил 2,6 трлн рублей.

Другой важный канал предоставления банковскому сектору ликвидности – кредиты ЦБ под залог нерыночных активов. В этом сегменте позиции госбанков еще сильнее. На 1 августа Сбербанк получил от Банка России кредиты под нерыночные активы на сумму 1,1 трлн рублей, банки группы ВТБ – 750,1 млрд, РСХБ – 16,4 млрд. Тогда как банковский сектор в целом получил 2,3 трлн рублей.

Есть и еще одно важное обстоятельство: секторальные санкции не распространятся на иностранные «дочки» компаний, попавших под санкции. Например, Sberbank Europa, работающий в десяти странах Центральной и Восточной Европы, по-прежнему принимает депозиты населения, в том числе сроком свыше 90 дней.

В условиях внешнеполитической нестабильности и санкций госбанки становятся основным локомотивом отечественной экономики. Государству нужны стабильные банки, способные в этих непростых условиях кредитовать экономику страны. Поэтому государство оказывает всемерную помощь госбанкам и способствует их экспансии. Когда санкции закончатся, госбанки выйдут из зоны нестабильности с увеличенной клиентской базой и усилением своих рыночных позиций.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции