Есть такой старый анекдот. «Сколько будет дважды два?» спрашивает учитель у мальчика. «А сколько вам надо, господин учитель?» отвечает учтивый, хорошо воспитанный мальчик. Это очень похоже на почему-то все еще идущую в наше «военное» время дискуссию о том, сколько банков «должно быть» в России.

По долгу службы на днях мне пришлось отвечать на вопросы сибирских коллег относительно состояния и прогнозов развития российской банковской системы. По поводу будущего не только банковской системы, но и вообще всего на свете, я знаю только один точный прогноз. Записан он в дневнике Пушкина со ссылкой, кажется, на инока Святогорского монастыря: «А то будет, что и нас не будет». Но поскольку это мы и без Пушкина знаем, нам хочется менее точных прогнозов, но конкретных. Прикольно же угадать! Или ошибиться, вспомнить об этом задним числом и поразиться: надо же, как оно в итоге получилось! Из серии таких прогнозов-гаданий с последующим удивлением мне задали сразу два вопроса: сколько банков останется в России в конце года и сколько их должно быть вообще.

Вопрос «сколько останется» — это действительно чистое гадание. Называешь любое число — меньшее, чем количество работающих на 8 сентября 2014 года банков, — и вероятность успеха твоего прогноза, как у встречи блондинки со снежным человеком в центре Москвы, — 50 на 50: она встретится с йети или не встретится, ты угадаешь или не угадаешь. Но людям нравятся такие прогнозы. Помню, как в августе 1998 года, почти сразу после дефолта, когда доллар в России практически за день подскочил с 6 рублей до восьми с чем-то, один известный российский экономист собрал пресс-конференцию и заявил, что к концу того самого 1998-го курс национальной валюты рухнет до 50 рублей за доллар. В 2014-м, буквально через 16 лет, правда, не доллар, а евро уже пересекал рубеж 50 рублей. Когда-нибудь, возможно, его пересечет и доллар. Так что теоретически любой самый фантастический прогноз может сбыться еще при вашей жизни.

Но вот вопрос о том, какое количество банков «вообще» нужно России (впервые об этом заговорили «довоенной» осенью 2013-го, когда Эльвира Набиуллина, заступив на пост главы Центробанка, начала пропалывать банковские ряды от сорняков с невиданным доселе размахом), на мой взгляд, «вообще» не имеет права на существование.

Судите сами. По состоянию на 1 августа в России было 867 действующих кредитных организаций — они занимают 18 интернет-страничек портала Банки.ру. Вот, скажем, заместитель председателя ЦБ Михаил Сухов говорит, что у 136 банков на это же самое 1 августа капитал составлял менее 300 млн рублей. А банков с таким капиталом с 1 января 2015 года по закону оставаться не должно. Это не значит, что все 136 обязательно погибнут к тому времени. Но кто-то наверняка докапитализироваться до необходимого минимума не сможет. В результате с рынка могут автоматически уйти десятки кредитных организаций, даже, возможно, вполне добросовестных. У них просто не хватит денег, чтобы считаться банками по новым правилам. При этом шансы на появление в стране новых кредитных организаций в нынешних условиях минимальны. То есть банков в любом случае будет становиться меньше, а не больше.

С другой стороны, отозвали в ноябре 2013 года лицензию у Мастер-Банка, 72-го на тот момент по размеру активов. А вызвало это реальную банковскую панику. Значит, разговоры о том, что только кредитные организации из топ-10, ну или, скажем, из топ-30, являются важными для барометра финансовых настроений в обществе, — неправда.

С третьей стороны, не сомневаюсь, большинство сограждан до сих полагает, что банковская система России — это Сбербанк да ВТБ, ну еще, может быть, «Альфа». У 62% россиян нет никаких сбережений. Примерно половина никогда не брала кредитов. По разным данным, не менее 40% не имеют банковских счетов. Этим людям банки нужны, только чтобы платить за коммунальные услуги или получать зарплаты/пенсии. Теоретически для этих целей может хватить одного большого-пребольшого банка.

С четвертой стороны, уже почти в десятке российских регионов нет ни одного собственно регионального банка — только филиалы крупных. Не факт, что это хорошо. Среди регионов, где нет собственных кредитных организаций, — ни одного богатого. Наоборот, все нищие. Да что там говорить, если на всю Россию регионов-доноров (тех, кто зарабатывает больше, чем получает из федерального бюджета) осталось меньше десятка.

Не говоря уже о том, что «коктейль Молотова» из экономики и геополитики может так проредить наши банковские ряды в самые сжатые сроки, что никаким сторонникам тотальной зачистки финансовой системы не снилось.

Банков стране нужно столько, чтобы максимально полно удовлетворить финансовые потребности населения и предприятий. Чтобы все эти кредитные организации подчинялись и соответствовали стандартам Банка России. Чтобы эти стандарты не были откровенно драконовскими или, наоборот, слишком либеральными. И чтобы у людей оставалась возможность выбора. То есть банков в России точно должно быть больше одного. А дальше, как говорится, возможны варианты. Особенно в наше «военное» время.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции