Известно выражение: «Хочешь мира — готовься к войне». В государственном управлении есть и другое правило: «К миру надо готовиться во время войны». Экономический кризис, к счастью, не война, но задуматься о послекризисном устройстве мировой экономики и роли в ней России стоит уже сейчас. Резкое ослабление мировой финансовой системы даёт возможность российским банкам приобщиться к ней без слишком высоких затрат. Очевидно, что «руководящие высоты» занять не получится — слишком уж слабы и скромны по западным меркам российские банки, даже все вместе взятые — но получить свою долю пирога вполне реально.

На фоне проблем, которые испытывают многие западные банки — от крупнейших до локальных — положение российской финансовой системы выглядит довольно устойчивым. Группе банков-лидеров ничего кроме бурного потока почти бесплатных госденег не грозит, часть средних финансовых учреждений держится вполне устойчиво (а при необходимости тоже получит госпомощь), из мелких же банков страдают только те, кто заигрался на фондовом рынке. Государство в страхе перед «эффектом домино» и бегством населения из банков вливает в систему огромные деньги, которые надо бы как-то осваивать. В то же время, множество западных банков свободно торгуются на бирже, что в условиях кризиса доверия и ликвидности приводит к неоправданно сильному падению стоимости их акций.

Получается совершенно очевидная картина «рынка покупателя»: при желании именно российские банки могут начать скупать акции западных коллег по бросовым ценам. Кризис и рецессия рано или поздно закончатся, экономический цикл заставит экономики западных государств подниматься, а вместе с ними вырастут и банки.

Конечно, в реальности картинка не столь благостна. В жизненно важные для западной экономики банки российских инвесторов просто не пустят — уж слишком плоха репутация 1/7 части суши на территории остальных 6/7. Получить контрольные пакеты даже в средних банках также не выйдет — всё-таки российская финансовая система выглядит карликом на фоне системы любой, даже относительно небольшой, развитой страны. Поэтому логичным вариантом вхождения в мир «больших» финансов можно считать покупку миноритарных, но заметных пакетов акций средних европейских и американских банков. Причём покупать эти пакеты могут не только отдельные российские банки (такие деньги мало у кого есть), но и специально созданные ими инвесткомпании: по сути, это получается «покупка вскладчину».

Зачем это нужно? Во-первых, повторюсь, в среднесрочной перспективе можно ожидать хороший финансовый эффект от таких вложений. Недооценённые акции вернутся к нормальным уровням, что принесёт солидную прибыль инвесторам. Но во-вторых — и это важнее — пакет, дающий право на участие в управлении банком, предоставляет возможность получать информацию о движении финансовых потоков, налаживать связи с крупными компаниями, получать доступ к современным банковским технологиям, обучать персонал.

Опыт, связи и знания — намного более ценный ресурс, чем «просто» прибыль. Именно поэтому инвесторами в таких проектах должны стать группы средних и мелких российских банков — «монстры» и без того могут получить доступ на мировой финансовый рынок.

К сожалению, рассчитывать на то, что такой сценарий сбудется, сложно. Для объединения банкам необходимо иметь волю к развитию, а чиновникам — желание сделать страну современной и открытой, а также умение помогать бизнесу, а не стремление контролировать его.

Кстати, не сомневаюсь, что подобные проекты готовятся в других не слишком пострадавших от кризиса странах, обладающих не только запасами наличности, но и стратегическим мышлением. Арабский капитал уже активно работает на этом направлении, китайский также наверняка не упустит предоставившуюся возможность.

Но если несмотря на все трудности, какая-либо группа российских банков сможет реализовать такой сценарий, то она получит существенное преимущество — в том числе и во внутренней конкурентной борьбе. А это стоит того, чтобы хотя бы попытаться.