На днях мы убедились, насколько хрупкими являются спокойствие людей и уверенность в стабильности банковской системы. Причем новый приступ финансовой паники случился, когда нет ни новых санкций, ни блокировки карт, ни даже отзыва лицензии у сколько-нибудь крупного игрока.

Если вы наблюдали за реакцией вкладчиков и корпоративных клиентов банков в последние месяцы, могло сложиться обманчивое впечатление, что люди потихоньку привыкли к отзывам лицензий. Как привыкают к публичным казням там, где они есть, или к неизбежному отключению горячей воды летом. Что мелкие банки с определенной периодичностью уходят с рынка, а крупные кредитные организации с большим объемом вкладов населения отдаются на санацию другим игрокам рынка, дабы не исчерпывать сразу весь фонд страхования вкладов. Что жизнь в банковском секторе вошла в новое русло. Что правила игры стали понятны. Как говорится, положение больного тяжелое, но стабильное. Угрозы жизни не существует.

Казалось, мы привыкли к планомерному, ставшему рутинным процессу отзыва лицензий. Смирились с тем, что банков в России станет меньше, значительно меньше. И если год назад лишение банка права на работу вызывало общественный резонанс, панику среди клиентов других кредитных организаций, пресловутый эффект домино, то в последние месяцы отношение к гибели кредитных организаций вроде бы стало более спокойным. Да, лицензии отбирались с завидной периодичностью. Столь же часто следовала информация о том, сколько миллиардов рублей было выведено из кредитной организации незадолго до отзыва лицензии и сколько составляли сомнительные операции.

Участники рынка уже привыкли к тому, что по вторникам и пятницам с наибольшей вероятностью можно ждать новой серии отзыва лицензий. И даже удивлялись, когда ЦБ публиковал свои релизы в какой-нибудь другой день недели.

Наверное, это и было целью регулятора – сделать процесс зачистки системы чем-то обыденным, вроде чистки зубов.

Паника на банковском рынке снова набирает обороты. Недавний отзыв лицензии у бывшего екатеринбургского, затем сменившего прописку на московскую Банка24.ру вновь вызвал приступ настоящей банковской паники регионального масштаба. С экстренным заседанием Уральского главного управления Банка России и заявлением, что у других крупных уральских банков все хорошо и никто их лишать лицензии не собирается. С заявлениями самих крупных уральских кредитных организаций — СКБ и Уральского Банка Реконструкции и Развития о том, что они подвергаются информационным атакам со стороны недобросовестных конкурентов. Хотя кому, по здравому размышлению, стало бы лучше, если бы в относительно развитой Свердловской области вдруг лишились лицензий сразу несколько банков — доверие клиентов к другим местным банкам в таком случае явно бы не выросло. Скорее, наоборот.

В общем, мы словно вернулись в осень-зиму 2013 года. Когда такая же паника сначала случилась в Москве после отзыва лицензии у Мастер-Банка (к слову, с декабря 2013 года, когда была  отозвана лицензия у Инвестбанка, ни один банк из топ-100 так и не подвергся высшей мере наказания). А затем прокатилась по Самарской, Ульяновской и Калининградской областям после лишения лицензий ряда местных банков (причем Ульяновскую область «задело» просто из-за географической близости к Самарской). Когда ЦБ по нескольку раз в неделю вынужден был опровергать существование и подлинность ходивших по Интернету черных списков банков, якобы предназначенных к плановому «отстрелу».

Казалось, санкции, падение доходов и курса рубля волнуют граждан гораздо больше, чем падающие один за другим не очень крупные банки. Но нет — оказывается, банковская паника может вернуться в любой момент. Либо если отзовут лицензию у известного банка в конкретном регионе. Либо просто у крупного. Либо у того, который, как Банк24.ру, не имел собственно финансовых проблем, а пострадал из-за сомнительных операций.

Так что ЦБ расслабляться рано. Оказывается, мы еще не привыкли, что банков в обозримом будущем должно стать меньше. Оказывается, мы еще не уверены, что это действительно оздоровление банковской системы, от которого клиентам станет только лучше.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции