«Курс доллара достиг 48 рублей. Падение ВВП России составляет 10%. Мировые цены на нефть опустились до 80 долларов за баррель». Это отрывки из готовящегося российским правительством «тотально негативного» сценария развития экономики. Но зачем вообще сочинять эти «страшилки»? Кого они должны напугать?

На прошлой неделе премьер-министр Дмитрий Медведев, который на людях всегда говорит, что с российской экономикой все неплохо, провел совещание, на котором обсуждались возможные сценарии развития российской экономики — от оптимистичного до «тотально негативного». Про оптимистичный сценарий и говорить нечего: если нам с вами и российской экономике  вдруг станет хорошо, мы и сами это увидим. Причем совершенно неважно, какими цифрами описывает это «хорошо» правительство. Главное, не умереть от неожиданного счастья, как один китаец, узнавший, что он только что сорвал многомиллионный джек-пот в национальной лотерее. Опять же сейчас честно сказать, при каких условиях возможен оптимистический сценарий развития российской экономики, значит прослыть политическим экстремистом.

А вот «тотально негативный» сценарий заслуживает более детального рассмотрения. В правительстве закладываются на то, что этот самый «ужастик» может быть «экранизирован» в России не только в результате падения цен на нефть до 80 долларов за баррель (что само по себе не страшно, а смешно, ведь относительно недавно были времена, когда баррель нефти стоил менее 10 долларов — вот где реальный ужас), но и в случае ограничения нефтегазового российского экспорта из-за санкций. 

Это что же такое должна сделать Россия, чтобы ей ограничили экспорт нефти и газа? Европа, безусловно, будет постепенно уходить от российской газовой зависимости. Но это же, согласитесь, не санкции. Опять же главным покупателем российской нефти являются те же западноевропейские страны (полностью отказаться от импорта в одночасье они едва ли могут чисто физически), а также Китай, который уж точно не будет вводить санкции против России. У Китая есть куда более надежные рычаги давления на нашу страну — с помощью тех же гигантских кредитов российским нефтяным компаниям в условиях, когда занимать на Западе им, скорее всего, не придется еще долго. США покупают ничтожно мало российской нефти и не могут приказать другим странам не покупать ее. Зато могут, конечно, вывести на рынок иранскую нефть или договориться со странами ОПЕК об увеличении поставок, что вызовет падение мировых цен. Но это тоже не санкции в чистом виде.

Или вот правительство в своем негативном сценарии говорит о возможном банкротстве крупных отечественных компаний, имеющих кредиты в валюте и не имеющих валютной выручки. И сообщает, что будет распаковывать ради их спасения Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Но на деньги ФНБ уже сейчас претендуют некоторые российские банки и компании, включая крупнейшую нефтяную компанию «Роснефть».

Получается, с одной стороны (в части полного ограничения внешними силами нашего экспорта углеводородов) «ужастик» от правительства кажется нереалистичным. С другой (в части необходимости раскупоривать государственную кубышку для спасения акул экономики) — он уже практически наступил. С третьей — как же надо запустить страну, чтобы цена нефти в 80 долларов за баррель казалась катастрофой.

Но реальная катастрофа для российской экономики может быть гораздо страшнее той, что описывает в своих фантазиях правительство. И связана она будет вовсе не с международными санкциями или падением мировых цен на нефть. Если мы в рамках своих контрсанкций решим ограничивать цены в магазинах, замораживать валютные счета граждан (а ведь есть такие предложения от людей, занимающих серьезные государственные должности), посадим под домашний или полноценный арест еще пару-тройку крупнейших бизнесменов страны, то начнется настоящий фильм ужасов.

И еще один вопрос из зрительного зала. Для чего и для кого правительство пишет такой нереалистичный сценарий экономического фильма ужасов? Чтобы показать, что оно готово ко всему? Но история России 2014 года показывает, что мы даже своих географических границ, не говоря уже о границах бюджетных расходов или экономической самодеятельности, знать не можем. Чтобы напугать россиян? Но те россияне, которые понимают смысл курса доллара в своей личной судьбе, уже и так напуганы. А тем, кто знает о долларах понаслышке, зато регулярно смотрит программу «Время», никакие 10% падения ВВП не страшны. Для них сама аббревиатура «ВВП» означает совсем другое.

На самом деле единственный посыл «ужастиков» от правительства государству и обществу должен быть очень простым: любой политический курс имеет свою экономическую цену. И да, она может быть гораздо выше, чем 48 рублей за доллар.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции