В Свердловской области, в городе Ревде местные власти заложили в банке здание мэрии города. Таким образом они пытаются построить комплекс по очистке воды. Областной бюджет выделил четверть нужной стоимости. Банк оценил здание мэрии в 600 млн рублей и дал 300 млн рублей – но это тоже всего лишь четверть. Теперь у властей Ревды лишь половина средств на возведение объекта. И здание мэрии в залоге. Как-то глупо получается.

Практика закладывания в банки зданий местных органов власти применяется шире, чем можно подумать, читая исключительно макроэкономические статьи патриотично настроенных экономистов. Случилось мне, например, побывать в Мордовии, в городе Инсаре, на только что построенном сырном заводе. Это было за год до «ответных санкций». Поэтому мордовский сыр – положа руку на сердце, никакой – не был никому нужен. Завод блистал металлом и новым оборудованием, однако заводские жаловались, что сырья – молока – нет, продать сыр тоже не получается. Поэтому завод-красавец простаивает. Ну, это было и так заметно. Каково же было мое удивление, когда в разговоре проскочило, что, оказывается, ради строительства этого завода заложили здание Министерства сельского хозяйства Мордовии. Мне показалось странным, что на столь радикальный шаг пошли ради возведения объекта, который рынку то ли нужен, то ли нет. Частный инвестор мог бы так рискнуть, тут никаких вопросов. Но что вообще государство делает в этом бизнесе?

Коллизию (а вы без труда найдете десятки других примеров в России) можно рассматривать с двух позиций. Одна – дескать, великие деяния государства Российского были сделаны за счет регионов. Благополучие федерального бюджета зиждется на ограблении бюджетов областных и муниципальных. Вот и приходится беднягам идти во все тяжкие и даже закладывать жадным банкирам самое святое, что у них есть, – офис.

Внимательный читатель по слову «дескать» догадался, что эта позиция мне не очень близка. Да, я согласен с тем, что все величие России зиждется на ограблении регионов. Причем я даже опускаю слово «сегодня», потому что так было всегда. Но эта столетняя практика породила ответную реакцию. Регионы, приученные к насилию со стороны Центра, преисполнились махровым цинизмом и понемногу разрушают тело государства Российского подручными средствами. То есть воруют по принципу «им можно, а нам нельзя?». Или: «Нас ограбили, нам теперь все можно». Так одно зло порождает другое.

Понятно, что банк не сможет воспользоваться имуществом городской мэрии или республиканского Минсельхоза. На здания наложены определенные статусы, их нельзя приватизировать, менять профиль использования и т. д. То есть банк берет залог, который на самом деле не залог. Расчет участников этой схемы – никакого кредита не возвращать (и банк с этим согласен). Если что, поднять шум, и областное правительство заплатит за Ревду. А федеральное – за Мордовию. По статье «исполнение органами власти своих полномочий».

Раз так, кредит можно взять на интересные цели. Например, на станцию по очистке воды. Я видел не менее 20 проектов в регионах, связанных с водой, я был на презентациях, слушал доклады. В итоге украли везде, на всех двадцати. Вода все спишет. Что до Мордовии, то налицо рискованные инвестиции, на которые власти не имели права идти. Я знаю оправдания в таких случаях – «а как нам еще развиваться?». В самом деле, никак, и если это способ отжать у федерального вора часть своего – собственно, почему бы и нет. В России вообще порок и благое дело переплетаются тесно. В бюджетных отношениях эти две материи и вовсе нераздельны.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции