Возможность банков выдавать гарантии в электронной форме снизит порог доступа поставщиков к электронным торгам и позволит соблюсти интересы сторон на рынке государственного и корпоративного заказа.

Целенаправленная политика российского государства по внедрению электронных форм закупок позволила сформировать работоспособные механизмы, которые сделали госзаказ прозрачным и эффективным. За государством, пускай и нехотя, следует корпоративный сектор, который сегодня переживает новую волну информатизации бизнес-процессов. Особенно в области управления закупками. Однако на рынке с годовым оборотом свыше 10 трлн рублей до сих пор отсутствуют цивилизованные механизмы защиты интересов заказчиков. Единственное, что защищает последних от недобросовестных поставщиков, – обеспечение, которое потенциальные исполнители вносят на расчетный счет организатора тендеров.

Минусов такого обеспечения предостаточно: это и изъятие денежных средств из оборота компаний, и достаточно медленная процедура их списания и возврата, которая иногда может занимать до нескольких недель. В конечном итоге поставщики не всегда имеют возможность принять участие в торгах именно из-за таких технических проволочек. К слову, вокруг предоставления таких обеспечений со стороны поставщиков возникла целая финансовая система микрокредитования и электронного кредитования.

На сегодняшний день полноценной альтернативы денежному обеспечению нет. Так, банковская гарантия в своей классической бумажной форме применяется при закупках крайне редко. Причин тому несколько: прежде всего, необходимость проверять ее подлинность и долгий срок ее выдачи. Правда, есть локальные попытки ее использования, когда заказчики сами определяют пул банков и формы банковских гарантий, которые могут предоставлять поставщики. Однако этот выборочный подход в определенных условиях может быть расценен Федеральной антимонопольной службой как ограничение конкуренции.

Решением проблемы могло бы стать законодательное закрепление механизма электронной банковской гарантии, тем более что запрос на нее как в госзакупках, так и на рынке корпоративного заказа чрезвычайно высок. Электронная форма уже привычного нам института банковской гарантии позволила бы не только защитить интересы заказчика, снизить порог доступа поставщиков к тендерам, но и предоставить доступ банкам к дополнительным 100 млрд рублей в год в качестве активов.

Электронная банковская гарантия наряду с денежным обеспечением предоставляет поставщикам возможность подтвердить свою состоятельность как на стадии подачи заявки, так и после заключения договора с заказчиком. Срок выдачи такой гарантии, по предварительным подсчетам, может достигать 5–7 дней, что позволяет принять участие в тендере и не пропустить сроки подачи заявки, как это бывает при денежном обеспечении или банковской гарантии в бумажном виде. С заказчиков также снимается необходимость проводить проверку каждой гарантии в отдельности или формировать свой собственный пул банков.

Внедрение электронной банковской гарантии потребует серьезной доработки действующей законодательной базы. Один из подобных законопроектов уже был внесен в Государственную думу и передан в профильный комитет по финансовым рынкам на рассмотрение. Одной из причин поправок в нормативно-правовую базу стало как раз желание внедрить этот институт в практику государственных закупок.

Вместе с тем введение электронной банковской гарантии должно быть поддержано со стороны банковского сообщества. На сегодняшний день есть робкие попытки продвинуть решение этого вопроса со стороны ряда ведущих банков. Центральный банк при этом занимает пассивную позицию, сконцентрировав свои силы на иных вопросов денежно-кредитной политики государства. А пока суд да дело, рынок государственных и корпоративных закупок работает по старинке, используя денежное обеспечение исполнения обязательств со стороны поставщиков.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции