Россия в рейтинге Всемирного банка Doing Business взлетит с 92-й на 62-ю позицию, передают агентства со ссылкой на источники в ВБ, как будто речь идет о судьбоносном решении правительства или крупнейшей корпорации. Рейтинг будет опубликован на следующей неделе. Новость (а нет никакого сомнения в том, что источник не врет, потому что сам ВБ ее потихоньку и слил журналистам, другого способа ее добыть просто не существует) свидетельствует о том, что требование президента Владимира Путина стремительно выполняется. «Работа адова будет сделана – и делается уже». Напомним, что в 2011 году Путин еще из кресла премьера дал указание: к 2020 году Россия должна занимать в рейтинге 20-е место. Наша страна обитала тогда в самом конце списка, ее сравнивали то с Гвинеей, то с Коста-Рикой. В какой-то момент столь очевидный поклеп надоел, и власти отдали приказ все исправить. К 2020 году. А что? Рейтинг – блюдо, которое подают холодным.

Часто можно слышать, что чиновники не исполняют поручения Путина. Парадокс объяснил на днях популярный экономист Михаил Делягин – поскольку он сам побывал во власти, ему в этой части можно верить. Есть публичные поручения, например послания, их можно не исполнять. И есть «настоящие» – тут умри, но сделай. Как ни странно, требование вытащить Россию на 20-ю позицию в мировом рейтинге по условиям ведения бизнеса было «настоящим». Судя по тому, что чиновники в самом деле напряглись.

Вот и рывок этого года случился не без плотной работы с ВБ. Всемирный банк уже не раз демонстрировал, что он открыт для влияний со стороны щедрых россиян. Чего стоят рейтинги городов, где на первом месте оказывался вдруг Ульяновск, и вот же совпадение – как раз, когда на тамошней власти штаны горели. Помню, когда Ульяновск стал самым приятным для бизнеса городом, я туда прилетел, и первое, что увидел, – разозленных лавочников, которые ждали мэра, чтобы вручить ему петицию. На этот раз Всемирный банк немного поменял методику, введя новые параметры, например легкость урегулирования конфликтов и даже «расстояние до цели» – мало кто понимает, что это значит, но России помогло.

К тому же о России теперь судят не только по Москве, где, как вы понимаете, бизнеса, не связанного с чиновными кланами, просто нет, а и по Петербургу, где есть еще и бандитский бизнес, что, как вы понимаете, следует считать более здоровым явлением, чем бизнес чиновный. В общем, пара несложных манипуляций, и «через четыре года здесь будет город-сад», то есть 20-е место.

Но тут приходит тракторист и все портит. Разумею, конечно же, оператора снегоуборочной машины. Страна, в которую просто страшно лететь, ясное дело, может хвалиться 62-м местом в рейтинге, но это ей мало поможет. Феномен получил название «синдром самолета» после катастрофы «Боинга» над Украиной. Суть феномена в том, что шахматисты от власти могут выстраивать планы, расставляя людей по клеточкам, но они не учитывают, что снегоуборщик вдруг поедет убирать шахматную доску и собьет короля. Так бывает со всеми, кто мыслит мир шахматной доской.

И что толку теперь от того, какое место занимает Россия в рейтинге Doing Business – 62-е или 96-е? Конечно, можно блеснуть перед делегатами Петербургского экономического форума, да только мало кто туда поедет (уже и в этом году были проблемы с заполняемостью мест). Все, о чем я рассказываю, имеет и другое следствие. ВБ сам теряет авторитет. Аналитики Всемирного банка совершенно очевидно подстраивают свой рейтинг под текущие задачи. Это как если бы ООН помогала Норвегии от засухи, потому что норвежцы очень просили. Кажется, мир действительно разваливается, и если у дорогого читателя есть охота обвинить автора в том, что он кряхтит по поводу очередной прекрасной новости, представляя ее в черном свете, – пусть любезный читатель откроет эту страничку года через три. А лучше – нет, намного лучше – откройте свой бизнес. Вот прямо сейчас. С легкостью, приличествующей месту России в рейтинге.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции