Банк России – единственное российское официальное учреждение, рискующее публично прогнозировать сроки отмены санкций против России: середина 2015 года. При этом регулятор уже фактически начал готовиться к системному финансовому кризису в стране. Надеемся на лучшее, готовимся к худшему.

На этой неделе Банк России разрешил кредитным организациям не ухудшать качество заемщиков – юридических лиц в случае возникновения у последних просроченных платежей из-за введенных в отношении РФ и отдельных компаний санкций со стороны ряда иностранных государств. В переводе на общечеловеческий язык банкам предложено готовиться к тому, что компании, попавшие под санкции или доказавшие, что стали их косвенной жертвой, не смогут в полном объеме обслуживать займы, взятые у российских кредитных организаций. И банки не будут наказывать за ухудшение качества кредитного портфеля по этой причине. Если посмотреть список компаний, попавших под санкции, и список российских банков, в которых они кредитуются, сразу становится понятно: решение ЦБ является способом подстраховки на случай системного банковского кризиса.

Объем убытков банков РФ по итогам девяти месяцев 2014 года, по данным регулятора, увеличился в 6,3 раза по сравнению с аналогичным показателем 2013-го, достигнув на 1 октября 64,6 млрд рублей. «Не ужас-ужас» в абсолютных величинах, но сама по себе тенденция крайне тревожная. Международное рейтинговое агентство S&P прямо рекомендовало российским банкам готовиться к финансовым трудностям. По мнению аналитиков S&P, наши банки ожидает существенное снижение прибыли и необходимость увеличения капитала. Необходимость дополнительного резервирования будет оказывать существенное давление на прибыльность банков. Объем чистой прибыли крупнейших российских банков в 2014 году, предположительно, снизится в два раза по сравнению с показателем прошлого года.

Масла в огонь подлили и два крупных международных инвестиционных банка: Royal Bank of Scotland (RBS) и UBS не исключили, что S&P снизит суверенный рейтинг России до «мусорного» уровня. Если это произойдет, то начнется массовая распродажа российских бумаг инвесторами, а многие наши компании потеряют доступ к внешним рынкам. Аналитики RBS указывают на совпадение сразу нескольких негативных факторов: цены на нефть снижаются, в то время как государственные и частные заемщики потеряли доступ к западным рынкам в результате западных санкций против России. UBS также допускает снижение рейтинга. В своем обзоре от 22 октября аналитики напоминают, что снижение 17 октября рейтинга России агентством Moody's с уровня «Baa1» до «Baa2» не окажет заметного влияния на Россию, так как он остается на две ступени выше «мусорного» уровня. «Но мы не исключаем, что другие рейтинговые агентства, такие как S&P и Fitch, снизят рейтинг, учитывая их «негативный» прогноз», – пишут аналитики. Действительно, понизив рейтинг России, S&P присвоило ему «негативный» прогноз.

Про ежедневные исторические максимумы доллара и евро к рублю уже даже и говорить нечего – это рутинный информационный фон. Причем даже сами монетарные власти потихоньку перестают верить, что стремительно падающий рубль – это очень хорошо, поскольку автоматически увеличивает доходы бюджета и улучшает платежный баланс страны. О том, что все очень серьезно, свидетельствует заявление министра финансов Антона Силуанова 24 октября в Госдуме во время обсуждения в первом чтении проекта бюджета на 2015–2017 годы. «В случае если внешние условия будут такие же непростые, как сегодня, то мы должны иметь запасной вариант (бюджета. – Прим. ред.) – на случай от каких обязательств, от каких расходов мы могли бы отказаться», – заявил он. По словам Силуанова, бюджет не может постоянно иметь расходы, которые были составлены при другой экономической реальности.

Ситуация, при которой у России в ближайшие три года может быть не только другой бюджет, но и другая банковская система, становится все более реальной. На этом фоне прогнозы Банка России об отмене санкций во второй половине 2015 года выглядят как надежда пополам со словесной интервенцией. Пока политического просвета не видно – а именно политика сейчас главный негативный фактор для российской экономики в целом и банковской системы в частности – приходится искать страховочные варианты. Помогать банкам все равно придется. Но объем этой помощи и способы регулирования валютного курса во многом будут зависеть от финансовых ресурсов государства. А они тают. Впервые с конца 90-х Россия реально сталкивается с ситуацией, когда деньги у государства могут кончиться в обозримом и достаточно коротком временном горизонте.

Споры о том, есть ли в России уже финансовый кризис или он только возможен в скором будущем, бесполезны. «Надеяться на лучшее, готовиться к худшему» – самая разумная экономическая стратегия для ведомств, не отвечающих за принятие политических решений в стране, но вынужденных по долгу службы ликвидировать их последствия.