Падение индекса РТС ниже отметки 1 000 пунктов впервые с 2009 года и по факту идущая масштабная девальвация рубля свидетельствуют либо о том, что монетарные власти не способны контролировать ситуацию на финансовом рынке, либо о том, что национальная валюта сознательно приносится в жертву неким государственным целям.

Идущее с начала осени падение рубля в последние недели приобрело лавинообразный характер. На рынке отмечаются уже и черты «бытовой» паники – физической нехватки валюты в обменных пунктах банков. Хотя официально слово «девальвация» чиновники не произносят, динамика изменения курса национальной валюты в последние дни говорит о том, что мы имеем дело именно с девальвацией. Страшилки про первый день на валютном рынке после того, как Центробанк наконец полностью отпустит рубль и прекратит официально объявляемые интервенции, уже не пугают. Рубль ведет себя так, будто его уже и сейчас никто не держит. Наш валютный рынок заставляет вспомнить детский стишок замечательного поэта Бориса Заходера: «Что такое волки? Зайцы в самоволке».

На массированные валютные интервенции в течение длительного срока у Банка России элементарно нет денег. Всего объема золотовалютных резервов, которые регулятор по закону мог потратить на валютные интервенции в поддержку рубля (часть ЗВР принадлежит правительству и не может быть потрачена на эти цели), хватило бы примерно на 10–12 месяцев. И то при условии, что ЦБ тратил бы на поддержку рубля около 30 млрд долларов ежемесячно, как в октябре. Лучше уж тратить деньги на годовые валютные РЕПО и подбрасывать долларовую ликвидность непосредственно банкам. А оставлять страну вовсе без золотовалютных резервов нельзя.

Между тем ослабление рубля раскручивает инфляцию и делает беднее людей, зато может принести краткосрочную выгоду государству. Бюджет 2015 года сверстан из расчета среднегодового курса 37,7 рубля за доллар (сейчас, когда курс поднимался выше 48, это кажется ненаучной фантастикой) и цены на нефть около 100 долларов за баррель (сейчас Brent торгуется в районе 83 долларов, а российская нефть Urals, естественно, еще дешевле). Месяц назад президент подписал закон, согласно которому средства Резервного фонда, формируемые за счет дополнительных нефтяных доходов, с 2015 года могут быть направлены на покрытие текущего дефицита госбюджета. А министр финансов Антон Силуанов заявлял, что Резервный фонд может быть распакован при ценах на нефть в диапазоне 80–90 долларов за баррель – как раз такие они сейчас. Резервный фонд в России не трогали с кризисного 2009 года, и, если его распакуют, это будет фактическим признанием экономического кризиса в стране.

Понятно, что когда вы планируете бюджет исходя из 37 рублей за доллар, а доллар стоит 48, то рублей в бюджете у вас автоматически становится на 25% больше. Можно легче повышать номинальные зарплаты бюджетников, пенсии, пособия. Да, люди становятся беднее, их зарплаты и пенсии обесцениваются, но государство свои социальные обязательства формально исполняет. Опять же украинские власти отказались финансировать те территории Донбасса, которые не контролируют. С большой долей вероятности, их придется финансировать России (больше просто некому), а денег на это в официальном проекте бюджета на 2015 год, разумеется, нет. По крайней мере, в открытой его части.

Государство держит в уме, что две трети россиян не имеют никаких накоплений – значит, проблема обесценивания сбережений их не трогает. Наличные доллары и евро есть у еще меньшего количества россиян. То есть большинству, думает государство, по большому счету без разницы, какой там курс рубля. А связь между курсом рубля и резким подорожанием товаров в магазинах это большинство не заметит, надеется государство. (Хотя крупы в регионах население уже закупает впрок: для них гречка – что доллары для москвичей.) И потому сильным рублем можно пожертвовать, тем более что есть и абсолютно объективные, не зависящие от России факторы ослабления нашей национальной валюты – та же цена на нефть, например. Или цены на золото, которые всегда находятся в противофазе с долларом: чем дороже доллар, тем дешевле «презренный металл». А сейчас золото и серебро торгуются на трехлетних минимумах.

Все равно и обывателям, и участникам финансового рынка важно знать, что именно государство намерено делать с рублем и зачем. На каких уровнях рубль может притормозить свободное падение. Банку России все равно придется так или иначе объяснять свои действия или бездействие. Государство будет обязано обеспечить валютной наличностью банки, чтобы не вызвать финансовой паники. Валюта в современном мире почти как хлеб – товар, дефицит которого крайне опасен для социальной стабильности. Ну и, конечно, желательно, чтобы прогнозы о возможном укреплении рубля и стабилизации на валютном рынке к концу этого года или в начале следующего подкреплялись хоть какими-нибудь аргументами.