На днях крупнейшие банки радостно сообщили о повышении ставок по депозитам. Новость прошла незамеченной: в 2009 году ставки по депозитам повысили практически все кредитные учреждения. ЦБ взирал на это чуть ли не с любовью. Банкиры, спасая себя, спасали и банковскую систему. Ведь в начале кризиса банки испытали резкий отток вкладов. Люди испугались массового банкротства кредитных учреждений. И стали выходить в кеш. Но людьми движет жадность, банки это знают, они подняли ставки, и люди не вышли в кеш. Люди остались в банках. Родина спасена.

Не так, однако же, на этот раз. ЦБ многозначительно сообщил, что уже 309 банков завысили ставки по вкладам. «Завысили» – значит, превысили среднюю максимальную ставку. Она определяется по десяти крупнейшим банкам. Число завышающих выросло, мрачно констатировал ЦБ. Тем самым банки получили сигнал, что повышать ставки по вкладам им не разрешат. ЦБ считает, что, разрешив это сделать крупным банкам и подняв тем самым среднюю максимальную ставку, он и так дал банкирам приличный люфт для действий. А вот существенно выше черты, намеченной «Сбером» и ВТБ 24, все же не надо.

Рассмотрение банковского бизнеса через прицел автомата уже перестает веселить. Банкиры будут жульничать, лишь дай им волю, – так, видимо, полагает регулятор. Мелкие и средние банки тем временем напоминают: мол, мы – не Сбербанк, в чем-то это плохо, а в чем-то хорошо. Сбербанк, имея обороты, имеет и расходы. Поддерживает завораживающие планы правительства, которые приносят одни убытки. Содержит социально значимую филиальную сеть. Держит целый отдел, где нанятые «журналисты» изготавливают газеты и журналы для поднятия внутреннего корпоративного духа. У больших свои причуды. Мы не такие. У нас собственная структура бизнеса. Мы можем дать по депозитам больше. К этому нас подталкивает и естественное желание конкурировать с крупнейшими банками. Но нет. Деньги под высокие проценты банки берут только для того, чтобы удрать с ними, – думают горячие (а может, напротив, излишне холодные) головы в ЦБ. Практика выявления преступных заговоров есть, «дело врачей» вполне себе оформилось как мифологема и может быть применено как прецедент.

Нет особых сомнений, что банки, которым указали на такое поведение, остерегутся поднимать ставки по депозитам. Вопрос простой: кто спасет банковскую систему России на этот раз? Но ЦБ указал уже путь к спасению. В белом венчике из роз явятся заемщики.

Повысив ключевую ставку и введя ограничения по предоставлению рублевой ликвидности, ЦБ намекает, что ликвидность надо брать где-то еще. И что брать ее через дорогие кредиты не зазорно. Если кредиты будут дорогими, а ставки по депозитам низкими, регулятор будет удовлетворен, устойчивости банка такая ситуация точно не грозит. Но реальна ли такая ситуация?

У тех, кто уже взял кредит и теперь столкнется с односторонним пересмотром условий, выхода особо нет. Ну можно вывернуться, например, злостно не платить и ждать судебного решения и приставов. Заодно вскрывается глубина мудрости государства, которое все еще не удосужилось придумать механизм частного банкротства. У тех, кто кредит еще не взял, и брать его охоты не будет. Разумный подождет, ведь кризис рано или поздно кончится. Вне кризиса можно поехать в отпуск в кредит, сейчас не надо. То есть бурного притока новых заемщиков ждать не стоит. А вот отток вкладчиков вполне вероятен.

На выходе мы получим спасенную банковскую систему, но в ней будет от силы сотня крупнейших банков. И то я загнул. Это как если бы Ной пустил в ковчег только слонов и тигров. У меня лично нет никакого сомнения, что именно такая банковская система нужна регулятору, потому что ею проще управлять. Но она не нужна гражданину, потому что не дает ему выбора и маневра. Похоже, этот кризис окажется не таким духоподъемным, как предыдущий.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции