Впервые за долгие годы обычный трехлетний госбюджет России, который Дума 14 ноября обсуждала во втором чтении, является историческим документом. Это финансовый чек, который государство выписывает народу на окончание эпохи «сытых нулевых» и начало куда менее радужных времен. Это бюджет новой нищеты.

Госдума строго по плану приняла во втором чтении проект бюджета на 2015–2017 годы. О том, что это за документ, свидетельствуют хотя бы такие два факта: во время первого чтения нереалистичным бюджет назвал лично министр финансов Антон Силуанов, а президент России Владимир Путин в начале октября отменил ежегодное Бюджетное послание, в котором глава государства обычно объяснял парламентариям и населению приоритеты и смысл государственных трат в ближайший год. Бюджетный кодекс предписывает обсуждать бюджет с такой скоростью, чтобы не позднее начала декабря он прошел три чтения в Госдуме, одно – в Совете Федерации и был завизирован президентом. То есть, чтобы страна вступала в новый год с утвержденной «финансовой Конституцией». Нынешний бюджет принимается в таком виде просто для того, чтобы он был. Однако в правительстве и в Госдуме вряд ли есть хотя бы один человек, который не понимает, что этот документ все равно неизбежно придется корректировать «по ходу пьесы». Причем до такой степени, что может измениться сам сюжет этой пьесы.

При этом пока действует закон о бюджете на 2014–2016 годы. Только в этом законе бюджет-2015 выглядит еще большей «ненаучной фантастикой», чем его вариант на 2015–2017 годы. В действующем законе нет никаких расходов на Крым и Севастополь. Нет никакой поправки на международные санкции и на те примерно 300 млрд долларов корпоративного долга, которые наши компании и банки должны отдать в ближайшие два года западным контрагентам. У которых раньше кредитовались, а теперь не могут.

Среднегодовой курс доллара, из расчета которого верстался бюджет на следующий год в прошлом году, составлял 34 рубля 30 копеек. В том варианте, который обсуждает Дума сейчас, этот курс составляет 37 рублей 70 копеек. А в реальности доллар торгуется выше 47 рублей, и самые отчаянные оптимисты ждут его укрепления в обозримой перспективе разве что до 40–42. Среднегодовая цена на нефть в бюджете-2015 – около 100 долларов за баррель. Даже базовый сценарий на 2015 год демонстрирующего куда больший экономический пессимизм в своих прогнозах, чем правительство, Центрального банка предусматривает 92 доллара за баррель. Сейчас она в районе 78 долларов, потом вполне может несколько подскочить в цене. Но в среднем по 2015 году (если, конечно, не случится новой мировой войны или успехи варваров из «Исламского государства» в непосредственной близости от крупнейших нефтедобывающих держав Ближнего Востока не окажутся слишком впечатляющими) все равно вряд ли составит 100 долларов и даже может не дотянуть до 92.

Дефицит бюджета в 0,6% ВВП, заложенный правительством в каждом из бюджетов на три последующие года при постоянном росте расходов тоже кажется экономистам, мягко говоря, заниженным. Впрочем, в нынешней реальности дефицит бюджета точно не самое большое зло – стремительно дешевеющий рубль, отсутствие перспектив сколько-нибудь существенного роста экономики и увеличение шансов на резкий рост безработицы куда более опасные проблемы.

При этом мы ведь сейчас не можем даже теоретически предположить размеры всех своих расходов на «геополитику», реальных потерь от санкций против нас и наших ответных мер. Зато точно можем сказать, что Россия вступает в новую бюджетную реальность, когда доходы населения будут падать (по крайней мере, в 2015 году точно). Когда возможности для тотального роста госрасходов, которые (за исключением кризисного 2009 года) в последние годы казались нашей власти безмерными, теперь ограничены. Когда бюджет из инструмента управления экономическим развитием (чем в России он, увы, так и не стал) превратится в смесь инструмента мобилизационной экономики и попыток удержать обвальное падение доходов бюджетников и пенсионеров, чьи даже индексированные зарплаты и пенсии будет съедать инфляция. Мы снова вспомним забытое слово «секвестр». Из богатеющей страны с умеренно богатеющим населением мы на неопределенный срок – при сохранении нынешних трендов в политике и экономике – превращаемся в страну беднеющую.

Большинству россиян к бедности не привыкать. Как и к тому, что многие жизненные планы постоянно откладываются на «потом». Но тем, кто строил надежды на относительно процветающее «сейчас», будет непросто. Это касается и людей, и компаний, и банков. У нас были «лихие 90-е», «сытые нулевые». Интересно, как назовут потом «2010-е»...