Конечно, сейчас, когда ЦБ уже опубликовал максимальные возможные значения ставок потребительского кредита, которые должны стать актуальными 1 января 2015 года, махать кулаками уже точно поздно. Банки сидят на таком коротком поводке, что дышать могут не полной грудью, но часто-часто – как женщина, перетянутая корсетом.

Вопрос в том, какие последствия эти меры будут иметь для тех, кто составляет 31,9% домохозяйств, выплачивающих кредиты российским банкам (и собирающихся занять еще). С одной стороны, конечно, умерить аппетиты наиболее жадной части кредиторов очень хочется. У заемщиков появится уверенность, что их не облапошивают на ровном месте, пользуясь незнанием рынка, и не дожимают в безвыходной ситуации, когда денег больше взять неоткуда, – это важно. Опять же принцип, по которому определяется верхняя граница ставок, нельзя назвать административным произволом – ЦБ в своих решениях ориентируется на среднюю цену соответствующих кредитов, сложившуюся на рынке.

Минусы для клиентов могут заключаться в том, что, жестко регламентируя процентную политику банков, ЦБ лишает их инициативности, свободы маневра в создании новых продуктов. Десять лет назад казалось, что кредиты бывают только корпоративные и потребительские. А еще ипотека и кредитные карты, ну да. Сейчас Центральный банк установил лимиты, по сути, на шесть видов кредитов и не очень понятно, что будет, если банки надумают внедрять какой-то новый продукт, выходящий за рамки регламента. То есть небольшие и средние банки, которые по идее быстрее крупных реагируют на изменение условий и не связаны слишком длинными административными цепочками внутри своих структур, лишаются этой своей «маневренности». Значит, новых продуктов будет меньше. Кроме того, те же небольшие банки не смогут компенсировать более высокую стоимость своей пассивной базы. Учитывая, что у них и так не слишком широкое поле для деятельности, ускорится их уход с рынка или переориентирование на теневой бизнес (большой привет скорому увеличению минимального размера капитала). Частные клиенты почувствуют это через сужение выбора продуктов.

Когда рынок «очистится» от мелких игроков, оставшиеся крупные кредитные организации смогут координировать свою процентную политику и манипулировать рынком. Здесь уместно будет вспомнить скандал, случившийся шесть лет назад в благородном семействе британских банков, часть из которых заподозрили в скоординированных действиях по манипулированию лондонской ставкой межбанковского рынка (LIBOR). Вполне могу представить себе чиновников ФАС, при достаточно быстром росте ставок на рынке радостно потирающих руки в предвкушении оборотных штрафов.

В общем, есть смутное подозрение, что вступивший в действие летом закон о потребительском кредите, в котором все это прописано, немного «забетонировал» все кредитные институты, приземлил их и ограничил развивающий потенциал. И это может оказаться куда печальнее, чем просто «трудно дышать». Европейские корсеты, в общем, надевались дамами только на выход в свет, после бала можно было отдышаться. Но вы видели когда-нибудь фотографии ступней китайских аристократок, которым в детстве бинтовали ноги? Если вы впечатлительны, то и не стоит. Достаточно знать, что идеальный размер ступни – «золотого лотоса» – не должен был превышать 7 см в длину. С другой стороны, китайской знати нравилось, а им было виднее. Может, и нам в конце концов понравится.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции