Количество обращений за помощью к финансовому омбудсмену в октябре 2014 года по сравнению с сентябрем увеличилось почти в два с половиной раза. Но я бы не назвал этот рост обращений критическим. Меня больше смущает то, что меняется структура обращений.

Еще два года тому назад более или менее устойчиво было такое соотношение причин обращений: на первом месте просьбы о реструктуризации, второе, третье и четвертое места делят просьбы вернуть украденные с карточек деньги, часть страховых выплат по досрочно погашенному долгу, а также просьбы освободить от давления либо служб взыскания, либо коллекторов. Последние три вида обращений в совокупности составляли примерно столько же, сколько и обращения за помощью в реструктуризации долга. Теперь же просить о помощи с реструктуризацией долгов стали в 10 раз чаще, чем помочь вернуть деньги по карте.

Почему это произошло? Очень сильно выросла за последние два года закредитованность граждан. Я провел такой расчет: в первом полугодии 2014 года среднестатистический гражданин РФ приходил в банк, брал взаймы 1 рубль и сразу же отдавал в этот же или другой банк 1,6—1,7 рубля в погашение задолженности по действующему кредиту. По моим оценкам, во втором полугодии следующего года заемщик, взявший 1 рубль в одной кредитной организации, будет отдавать уже 2 рубля.

Кредитование давно перестало быть средством для улучшения жизни, потому что сейчас все больше займов берется для оплаты малой части уже накопившихся долгов. Это означает, что люди все в большей мере работают на то, чтобы распутывать клубок накопившихся долгов. Но новые долги помогают очень мало, уже намного меньше, чем три-четыре года назад. Это, в свою очередь, означает, что кошмар закредитованности становится фактором жизни. Итак, обращения за помощью в реструктуризации очень сильно участились.

Моя эффективность как финансового омбудсмена очень сильно падает. Я эффективен в помощи в основном тем заемщикам, которые являются клиентами одного банка. Если у человека два банка-кредитора, договориться очень трудно, практически невозможно. Но если более двух банков — не удавалось договориться никогда, потому что каждый из банков становится перед риском потери ресурсов в пользу конкурентов.

Усиление закредитованности как фактор роста количества обращений назревал сам собой в силу специфики российского банковского сектора. Кроме того, по заемщикам ударило ухудшение общей экономической ситуации, ведь доходы граждан РФ практически не растут. По-видимому, в этом году они упадут очень сильно, если учитывать фактор роста инфляции.

В октябре инфляция взметнулась вверх, есть оценки, что замедление темпов роста цен начнется только с I квартала 2015 года. Несомненно, это сказывается на способности граждан обслуживать долги. Могу привести два вопиющих примера: один заемщик с 26 кредитами — пенсионерка с пенсией в размере 8 тыс. рублей. Мне казалось, что больше уже быть не может, но ко мне обратился пенсионер примерно с такой же пенсией, а у него 31 кредит.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции