В 90-е годы прошлого века банковская сфера была самой благополучной в стране. Даже при том, что тогда все банки были копилками более или менее крупных финансово-промышленных групп, они были головными и образующими для этих ФПГ. Почти всегда банк был основным активом — даже если, по сути, он никого не кредитовал, кроме связанных лиц и близких к ним бизнесменов. Неудивительно, что тогда почти каждый банкир был политической фигурой, степень его влияния на политические события была куда выше, чем сейчас.

В «благословенные» 2000-е на первый план в экономике выдвинулись сырьевики — нефтяники и металлурги. Банки отошли на второй план. Они занялись реальным бизнесом, прекратили «пылесосить рынок» и жить за счет бюджетных счетов. Основным показателем банка, его «лицом» стали кредиты, а не вклады. Политическое влияние банкиров упало в разы, олигархами их уже никто не называл и в Госдуму по спискам ради финансирования выборов не звал. Впрочем, в рамках кампании по отделению мух от котлет даже более богатых сырьевиков уже никто никуда не звал, кроме как в РСПП, так что банкиры из первых в одночасье превратились в третьих. Следует признать, что финансовому сектору такое разделение труда пошло только на пользу. Когда все начали бороться за клиента, а не за власть, дела пошли в гору.

Государство, конечно, брало у отрасли свое в виде налогов, но в целом все своими ролями были довольны. Политики делали свою политику, банки делали свои деньги, не заходя на чужую территорию. Чуть только заходила речь о политических предпочтения, банкиры отказывались комментировать, прятали глаза, обходили острые углы: «ну, ты же понимаешь». В общем, вели себя как институтки при виде чего-то совсем неприличного — игнорировали напрочь. В политику — ни копейкой. Кажется, я уже рассказывал, как мне отказывались дать зарплатную карту на том основании, что я являлся помощником депутата на общественных началах. То есть ее дали потом, но крови попили. Но речь не об этом.

За последний год банкам игнорировать политику стало так сложно, что, можно сказать, невозможно совсем. Не обращать внимания на то, что происходит вокруг, когда это все напрямую влияет на твой бизнес, становится сложнее и сложнее. На улице можно не обращать внимания на одного писающего мальчика, но если их десятки, то можно с закрытыми глазами и в люк провалиться.

Вот скажите, как нормальному и ни в чем предосудительном не замешанному банкиру относиться к новому законопроекту о рейтинговых агентствах, запрещающему последним отзывать национальные рейтинги у российских резидентов «в связи с решениями органов власти иностранных государств и иных международных публично-правовых образований»? Или к дискуссии вокруг ограничения деятельности международных платежных систем? А чего в сегодняшнем значении курса рубля больше — политики или экономики? В итоге банкиры все чаще на задаваемые вопросы перестают отвечать и только шепчутся по углам, диссидентствуя промеж собой. Самое обидно – когда бывшие партнеры с Запада начинают постепенно сворачивать отношения даже не из-за санкций, а потому что банк российский. И то, что все старательно избегали политики, не помогает. Что интересно, на этом фоне банки, которые напрямую попали под каток политики, чувствуют себя не хуже других. Плохо ли банку «Россия» живется без валюты, но с заведенными счетами энергетиков? Вряд ли хуже, чем раньше.

Потому, может, и в решении Первого Чешско-Российского Банка выделить кредит «Национальному фронту» Марин Ле Пен ничего страшного нет. Отличный PR всего за 9 млн евро. Для банка, не входящего в первую сотню крупнейших российских, такой клиент (независимо от его политических убеждений) только честь делает. Ничего, кроме бизнеса. Немного смущает, правда, то, что партийный казначей сразу «слил» информацию о кредите, но, в общем, нельзя исключать, что это было одним из условий сделки. Незачем за 6% рисковать репутацией, если не собираешься сделать на этом бизнес. Конечно, в санкционный список, сразу возводящий в рыцарское достоинство, ПЧРБ вряд ли попадет, но запомнится надолго. А другим нашим банкам, может, стоит посмотреть внимательнее на передовой опыт кредитования. В России, правда, он не применим, но кредиты тем нашим зарубежным друзьям, которые оказались в сложном финансовом положении, могут оказаться выгодным со всех точек зрения. Чем киснуть на фоне санкций, лучше попытаться на них заработать. Плохо только, что друзей за рубежом, которым нужны деньги, у нас не так много.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции