У нас социальная направленность политики государства, когда сокращают что угодно, только не расходы на пенсии и зарплаты, привела к парадоксальной ситуации. Если в экономиках не столь социально ориентированных наемные работники чувствуют наступление кризиса и в росте инфляции, и в падении личных доходов, в России кризис виден в основном только в инфляции товарной и рублевой.

Номинальные доходы пока не уменьшаются, и потому у потребителей нет стремления урезать свои расходы до минимума. Наоборот, есть желание запастись товарами впрок, пока они еще не выросли в цене так же сильно, как валютная корзина. Чем больше купишь сейчас подешевле (в том числе в кредит), тем меньше потратишься потом. Дилеры по продаже автомобилей премиум-класса уже отчитываются о небывалом росте продаж в России – как передает Bloomberg, продажи Lexus в России в ноябре выросли на треть, а спортивных автомобилей Porsche — на 55%.

От этого становится тревожно. Когда государство скрепя сердце начнет урезать расходы, последуют сокращения персонала (чтобы не сокращать доходы остальным). От этого у банков начнутся проблемы с просрочкой. И коллекторы без работы не останутся. Можно прогнозировать, что спустя год многие коллекторы (из тех, кто еще этого не сделал) пересядут на те самые Lexus и Porshe. Ну кто захочет, конечно. Говорят, что в прибалтийских странах после кризиса 2009 года многие купленные в кредит авто нашли себе новых владельцев в лице коллекторов.

Но это процесс, не выходящий за рамки обычной деловой практики – всегда в кризис кто-то банкротится, а кто-то по дешевке скупает заложенное имущество. Цикличность никто не отменял, что бы ни говорили любители геополитических пасьянсов. Что удивило в связи с ожидаемым наступлением нового, простите, цикла коллекторской активности – это готовность правозащитников взять под свою опеку заемщиков, чьи долги будут переданы (или проданы) коллекторам. На недавней встрече Владимира Путина с омбудсменами уполномоченный по правам человека в РФ Элла Памфилова пообещала, что она – совместно с институтом региональных уполномоченных, конечно, – возьмется защищать граждан от «бандитов-коллекторов», которые «сначала сажают их на потребительские кредиты невероятные, а потом пытаются немыслимыми способами выбивать из них деньги».

Элла Александровна права в том, что некоторые российские заемщики будут нуждаться в защите — правовой и, наверное, психологической. Но не уверен, что это дело правозащитников. В принципе, при нормально работающей судебной системе достаточно финансового омбудсмена, который должен взять на себя исключительное право защиты заемщика, попавшего в трудную ситуацию. В критичной ситуации неадеквата со стороны коллекторов пригодится толковый участковый. Все. Но в России почему-то или не делается ничего, или если делается – то с надрывом и перевыполнением.

У нас уже был период, когда на защиту заемщиков вставали Роспотребнадзор, ФАС и Генпрокуратура. Было рассказано очень много страшных историй про то, как людей оставляли «без штанов» за купленный в кредит утюг при помощи этого же утюга. Тогда добро победило зло, и лидеры рынка взяли свои проценты и комиссии обратно, погасив заодно потребительский спрос. Тогда же на волне этой борьбы получила распространение довольно сомнительная и с моральной, и с юридической точки зрения практика невозврата кредитов. То есть, независимо от обстоятельств (которые, конечно, бывают разные), значительная часть общества стала с одобрением относиться к тем, кто смог отсудить у банка его (банка) деньги. Появилось множество сайтов с советами квалифицированных «невозвращенцев», а слово «антиколлектор» прочно вошло в оборот.

Это ни в коем случае не текст о любви к коллекторам, если кто-то что-то такое подумал — вовсе нет. Но мне кажется, что нельзя, например, ассенизаторов обвинять в нарушении экологического законодательства на том основании, что от них пахнет. А у нас, получается, накануне кризиса (или в его разгар) всем выгребным ямам хотят объявить индульгенцию: плодитесь и размножайтесь. Они и так размножатся, сомнений нет. Но зачем стимулировать процесс?

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции