Ключевая ставка, о существовании которой широкая общественность даже не подозревала еще год назад, теперь в разговорах на улице и за бизнес-ланчем стала такой же обычной темой, как инфляция или рост ВВП.

Известный молочный производитель со смешной фамилией Бойко-Великий (раньше он был просто Бойко, но потом взял еще скромную приставку «Великий») написал письмо губернатору Московской области Андрею Воробьеву: при таких непомерных кредитах не перейти ли к выращиванию конопли. Что посоветуете?

Аналитики из соцсетей, которых развелось как насекомых, ругают Банк России и предвидят крах промышленности. Президент США Барак Обама заявляет, что экономика России «порвана в клочья». Доморощенные аналитики видят это так, что Обама шлет привет главе ЦБ Эльвире Набиуллиной, а та в ответ улыбается кривой ухмылкой отрицательного киногероя и украдкой пересчитывает госдеповские мятые доллары. Вот что такое ключевая ставка в воспаленном сознании россиянина, которому вечно что-то мешает. Лишь бы найти, что именно: пол, как плохому танцору, масонский заговор, «кровавый режим» и вот теперь ключевая ставка.

Эта истерика не может не сказываться на восприятии действий ЦБ. Заметьте, я не говорю «сказываться на действиях ЦБ», потому что действия ЦБ выглядят пока достаточно солидными. Собака лает, караван идет. Никто не говорит, что караван идет непременно в нужную сторону, но он хотя бы не стоит и не отбрыкивается от собаки. А вот с восприятием беда. 21 января СМИ распространили сообщение, что ЦБ якобы намерен в I квартале снизить ключевую ставку на 2–3 процентных пункта. Пресс-служба ЦБ поспешила опровергнуть это сообщение. Тем не менее вечером того же дня Эльвира Набиуллина назвала условия снижения ключевой ставки. Если инфляция будет снижаться и будет понятно, что это не статистический выброс, ключевую ставку снизят.

Как следует рассматривать это заявление главы ЦБ? Как сухую констатацию реальности. Ставку подняли, потому что шатающийся рубль создавал инфляционные угрозы. Ставку снизят, когда таких угроз не будет. Тем не менее в восприятии стороннего наблюдателя выходит, что политика Банка России – что флаг на ветру. Где-то в глубине души он хочет ставку снизить, когда планы становятся достоянием общественности, он их опровергает, но потом (мечтает общественность) Набиуллина идет на трибуну и признается – «все, ставку снижаем». Удовлетворенная общественность расходится по домам. При этом за пределами восприятия общественности остается тот факт, что ставку-то никто реально не снижает, потому что никаких признаков замедления инфляции пока нет. Более того, по прогнозам Министерства экономического развития, именно март – апрель (когда ЦБ якобы пообещал ставку снизить) будут наиболее тяжелыми в 2015 году в плане инфляции.

Все это было бы смешно, если бы в дополнение к этому не наблюдались вбросы в СМИ о желании ЦБ поднять ставку аж до 34% прямо вот-вот. Но всему есть объяснение. Производители дорогих и некачественных российских продуктов в глубине души понимают, что никакие они не производители (куплена китайская линия, на входе опилки, на выходе поварешки). Мне тут рассказывали, в чем разница между нашим и китайским бизнесменом. Тот и другой обманет непременно, но китаец соберет банкет, а наш ляжет на кушетку, подожмет ноги и будет страдать, почитывая в промежутках между приступами слез Достоевского. Духовность – она такая. Понимая, что никакой он не промышленник, что его товары никуда не годятся, а стоят, как самолет, наш бизнесмен не готов признать это на банкете, как китаец. Он, как уже говорилось выше, ищет, что бы могло его оправдать.

Для тех, кто решил свернуть работу и уехать в Таиланд, лучше было бы, чтобы ставка выросла процентов до 30. Они и генерируют вбросы такого рода. Для тех, кто еще хочет подоить нищего российского потребителя, лучше настаивать: а вы ставку-то снизьте, вот я и развернусь. Ах, не хотите? Ну тогда даже не надейтесь.

Вроде бы закономерные вопросы: а что вы так все закредитованы? А почему при столь высокой марже у вас нет собственных средств? Но мы не будем задавать эти и другие вопросы. Просто зафиксируем: если давление так называемого бизнес-сообщества окажется сильным, ЦБ ставку снизит. Чем спровоцирует новый обвал рубля, который, возможно, его добьет. Выжившие займутся импортозамещением на руинах. Если верховная власть, напротив, покажет, что она знает цену стонам российских (чуть не написал «советских») бизнесменов, ЦБ получит возможность довести дело до конца. Назначение очередным заместителем председателя Банка России опытного переговорщика Александра Торшина – попытка ЦБ сохранить автономное от метаний Кабмина плавание. Пока Торшин будет объяснять министрам, депутатам и сенаторам, а те будут переспрашивать и просить показать на пальцах, караван будет идти.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции