Падение мировых цен на нефть является главным вызовом для российской экономики – более значимым, чем санкции. Причем России нужно не просто выходить из кризиса. Необходимо менять принципы функционирования всей экономической системы.

Повестка дня не должна ограничиваться только антикризисными мерами, которые направлены на решение сиюминутных проблем. Понятна, например, необходимость предотвращения резкого роста безработицы. Необходимо оказывать адресную поддержку ключевым секторам экономики как это было сделано в кризис 2008–2009 годов. Но нужно принимать и более стратегические меры на более долгосрочную перспективу, не связанные ни с санкциями, ни с ценами на нефть, а только с тем, какую экономику мы хотим получить.

И здесь надо повышать эффективность производства, рост производительности труда. То есть наконец начать заниматься теми структурными реформами, которые, по сути, откладывались с начала 1990-х годов и которые должным образом не проводились.

Применительно к долгосрочным мерам, связанным с недопущением разрастания кризиса, очень важно усваивать уроки кризиса 2008–2009 годов, один из уроков – надо более эффективно использовать помощь, которая предоставляется экономическим субъектам. Необходимо пытаться за счет этой помощи изменить стимулы, принципы функционирования системы. Один из стимулов – это механизм обусловленности помощи: средства должны предоставляться под жесткие условия, которые предполагают изменения эффективности компании, производительности труда.

Это крайне важно, потому что помним, как в прошлый кризис банкам предоставлялись громадные ресурсы, которые вместо того, чтобы идти в инвестиции, в производство, уходили на валютный рынок, что приводило к дальнейшему ослаблению рубля и сокращению золотовалютных резервов.

Применительно к более долгосрочным рецептам надо учитывать международный опыт, каким образом те или иные страны выходили из своих кризисов, выстраивали свои реформы. Надо учитывать опыты стран, которые пытались проводить амбициозные структурные реформы. Тут примеры тех же Японии или Мексики должны учитываться как в позитивном, так и в негативном ключе.

Что касается санкций, сам их фактор не является решающим по сравнению со снижением цен на нефть. На мой взгляд, самым серьезным вызовом для российской экономики является падение цен на нефть. Необходима диверсификация экономики, которая должна проводиться за счет понятной программы, не только каких-то отдельных мер в том или ином секторе. Должна быть программа, которая предполагает долгосрочные приоритеты развития как в сфере услуг, так и в сфере финансов, в области обрабатывающей промышленности.

Сейчас важно отойти от той парадигмы, что слабый рубль и рост государственных расходов могут вывести нас из этой сложной ситуации. Если все-таки делать ставку на рост госрасходов, очевидно, что необходимы меры по повышению адресности этих мер. Если говорить о факторе слабого рубля, весь 2014-й и начало нынешнего года показывают, что для России больше негатива от слабого рубля, чем позитива. Очевидно, что практически дивиденды от слабого рубля при импортозамещении крайне ограниченные. При этом потери, связанные с волатильностью на рынке, утратой доверия к рублю со стороны населения, снижением реальных доходов граждан, значительно перевешивают любые дивиденды от импортозамещения.

Поэтому главный ориентир для России – возврат доверия к экономической политике, банкам, финансовой системе, к национальной валюте. России надо не просто оправиться от удара, который наша экономическая система получила в прошлом году. Необходимо возобновить работу по восстановления доверия к нашей финансовой системе.

Завоевания предыдущих 10-15 лет, которые были успешно использованы для роста доверия к экономической политике, к национальной валюте, были подорваны. Как правильно сказал экс-министр финансов Алексей Кудрин, нам возможно потребуется значительное время для того, чтобы восстановить доверие к национальной валюте и финансовой системе.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции