Рецессия в России официально признана чиновниками министерства экономического развития. Макроэкономические данные уверенно говорят о тяжелом и резком падении российского ВВП в 4-м квартале текущего года. Наша оценка — минус 5,0% квартал к кварталу в годовых темпах. Россия здесь не одинока — сейчас лихорадит весь мир. Даже, казалось бы, незыблемый Китай столкнулся с серьезными проблемами: экспорт — двигатель китайской экономики — в ноябре текущего года оказался на 2,2% ниже аналогичного значения прошлого года.

Именно китайская ситуация очень хорошо раскрывает проблемы мировой экономики. Несмотря на действительно огромные золотовалютные резервы, огромное сальдо торгового баланса — 40 млрд. долларов за один только ноябрь — китайская (как и вся современная мировая) экономика обладает неразрешимыми в краткосрочной перспективе структурными противоречиями.

Сколько бы китайские власти не пытались стимулировать внутренний спрос — это не позволит избежать проблем. Структура китайского внутреннего потребления не соответствует структуре производства. Именно структурные проблемы будут довлеть над мировой экономикой в ближайшие годы: система производства, заточенная под американское потребление, не может быстро перестроиться.

Сегодняшний кризис — самый серьезный со времён Великой депрессии (это уже признали практически все), а значит требуемая перестройка мировой экономики гораздо глубже, чем это было необходимо в прошлом.

Кризис, по теории, состоит из четырех этапов: финансовый, экономический, социальный и политический. В этот раз не удастся ограничиться исключительно финансовым кризисом (как это было в России в 2004 году) или экономическим (как в США в 2001—2002 гг.).

Ситуация пройдет по всей цепочке: первый год это был финансовый кризис, во втором полугодии текущего года он перешел в тяжелый экономический кризис. Следующий виток — это социальный кризис. Украина, Греция, Таиланд — это только первые его проявления.

По данным ФОМ, 42% российских граждан констатировали, что экономика переживает кризис. В зависимости от социальных групп от 20% до 33% опрошенных боятся, что не найдут работу, от 25% до 33% ожидают увольнения, 37—43% ждут проблем на работе. Усиление протестных настроений и недовольства властями отмечают 39% опрошенных.

Дальний Восток уже столкнулся с протестами по поводу ввода пошлин, а резкий рост безработицы в отдельных российских регионах и городах способен запустить волну забастовок уже в начале следующего года. Негибкость созданной в последние годы экономической системы в России не позволит экономике быстро нащупать выход из сложившейся ситуации, поэтому, к сожалению, социальный кризис тяжело пройдется по России.

Последняя стадия — политический кризис. Дай бог, чтобы человечество в этом вопросе не пошло по пути 30-х годов прошлого века, которые, как известно, закончились 40-ми и миллионами жертв.