Валютный кризис сильнее всего ударил по валютным ипотечникам. Их в нашей стране всего несколько тысяч, однако эта небольшая группа сумела привлечь внимание публики к своим проблемам. 12 декабря, еще до основного удара кризиса, был организован пикет у здания ЦБ на Неглинной. 23 декабря они провели митинг на Марсовом поле в Санкт-Петербурге, 28 декабря – митинг под Крымским мостом в районе Парка Горького. 21 января организовали флешмоб с будильниками у здания ЦБ на Неглинной, 25 января – флешмоб под стенами Кремля с черными зонтами с надписью SOS и свистками. 27 января возложили ключи от квартир с траурными лентами и надписями «валютная ипотека», а также названиями банков-кредиторов к зданиям Центробанка в Москве и Санкт-Петербурге. Одним словом, страдальцы проявляли немало смекалки и креатива.

В ответ на этот креатив ЦБ 23 января рекомендовал банкам конвертировать валютную ипотеку в рубли по курсу на 1 октября 2014 года — 39,38 рубля за доллар. Поскольку рубль существенно девальвировал после этой даты, такая конвертация ведет к существенному сокращению долга. Если банки воспользуются рекомендациями ЦБ, те из них, у кого серьезные позиции в валютной ипотеке, потерпят значительные убытки. Лидером на рынке валютной ипотеки является банк «ДельтаКредит», дочка французской группы Societe Generale. На 1 ноября его портфель валютной ипотеки составлял 25,1 млрд рублей.

Впрочем, в рамках рекомендаций ЦБ у банков остается пространство для маневра, так как рекомендации не определяют ставку процента. Кроме того, рекомендации не обязательны к исполнению.

Заместитель председателя комитета по промышленности Думы РФ Владимир Гутенев предложил на пару месяцев ввести мораторий на выплаты по валютной ипотеке.

Итак, пока предложения по решению проблемы валютной ипотеки сводятся к тому, что банки должны или простить часть долга, или отсрочить платежи. В любом случае крайними остаются банки. Спору нет, они несут часть ответственности за эту проблему – уж банкиры могли бы сообразить, что в стране с одной из самых волатильных валют мира валютная ипотека – это мина замедленного действия. Ведь средний срок ипотеки – 10–15 лет, а предыдущий валютный кризис случился всего шесть лет назад, в конце 2008 — начале 2009 года. А за десять лет до того кризиса был валютный кризис 1998 года, генерированный суверенным дефолтом. Так что за срок ипотеки можно «напороться» минимум на один валютный кризис, а если повезет, то и на два.

Тем не менее основная вина лежит, несомненно, на самих заемщиках. Ведь никто не заставлял их брать валютный кредит. Они могли выбирать между ипотекой в рублях и валюте, а могли и вовсе не попадать в кредитное рабство. Они выбрали валютную ипотеку, польстившись на относительно низкие проценты. За что и поплатились. Так, в ноябре 2014 года, по данным ЦБ, средневзвешенная ставка по валютной ипотеке составляла 9,26%, по рублевой – 12,61%. Разница весомая.

За нестабильность национальной валюты, приведшую к валютному кризису, отвечает государство. Кроме того, государство допустило существование крайне опасного инструмента – валютной ипотеки, не позаботившись о мерах предосторожности. Поэтому и бремя затрат на реструктуризацию задолженности должны нести не только банки и заемщики, но и государство. Более того, у государства есть соответствующий инструмент – Агентство по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК). А ранее было даже совсем подходящее для решения данной проблемы Агентство по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов (АРИЖК), которое ныне почему-то превратилось в Агентство финансирования жилищного строительства. АИЖК могло бы выкупать валютную ипотеку у банков с ее последующей реструктуризацией, чтобы создать заемщикам приемлемые условия для расчета по кредитам.

Следует ли реструктурировать кредиты на льготных условиях всем заемщикам? Конечно, нет. Необходим дифференцированный подход. Не нужно помогать владельцам нескольких квартир и прочим состоятельным людям, которые сделали ставку, как в казино, и проиграли. Равно как не нужно помогать и тем, кто пострадал из-за обвала рубля на рынке Forex. Помогать нужно тем, у кого полученная с помощью валютной ипотеки квартира – единственная. Помогать нужно представителям социально незащищенных слоев населения. Разумеется, надо отсекать от помощи тех, кто гол как сокол, а имущество переписано на родственников. Вряд ли стоит помогать заемщику, имеющему стабильный доход в иностранной валюте.

Валютная ипотека в значительной степени профинансирована за счет валютных вкладов. И перед тем, как предлагать конвертировать валютные кредиты по заниженному курсу, задумайтесь: вам понравится, если ваши валютные вклады конвертируют по заниженному курсу? Например, по курсу 39,38 рубля за доллар?

В стране с одной из самых волатильных валют мира валютная ипотека для физлиц должна быть запрещена или существенно ограничена, так как она является особо опасным источником социальной нестабильности. Например, было бы целесообразно ограничить круг потенциальных валютных ипотечников теми, кто имеет стабильный доход в иностранной валюте.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции