В «дырах» банковских балансов пропадают миллионы рублей, пожертвованных на благотворительные цели, а во время кризиса потери могут существенно вырасти. Передавая деньги на спасение ребенка, подумайте — защищены ли они от краха банка?

В понедельник, 26 января, один из видных деятелей российской благотворительности написал в своем Facebook, что деньги его благотворительного фонда зависли в СБ Банке. Банк, как известно, остановил платежи и уже давно находится в состоянии зомби. Через его топ-менеджмент фонду удалось вывести часть средств в виде платежей, но деньги на текущую деятельность остались заморожены. Больше миллиона рублей, собранных людьми на помощь другим людям, теперь имеют неопределенный статус — то ли есть, то ли нет — и вполне могут исчезнуть.

Пару недель назад другая активистка-благотворительница рассказала, что Сбербанк блокировал ее счета и карты по подозрению в отмывании денег: она получала много небольших переводов из-за границы через PayPal и иностранные банки. Деньги не пропали, ситуацию как-то прояснили, но «осадочек остался». Девушка ищет другой банк, где более лояльно относятся к подобным «необычным» клиентам, но что-то подсказывает, что зря. Еще раньше — во время краха Мастер-Банка — пострадала организация «доктора Лизы», безвозвратно потерявшая крупную сумму полученных от благотворителей средств.

Это только недавние и громкие случаи, в реальности же их наверняка намного больше. С учетом надвигающегося полномасштабного банковского кризиса, в ходе которого могут пострадать и крупные финансовые организации, и различные региональные банки, вопрос безопасности «добрых» денег становится все более актуальным.

Сейчас в подобных случаях организаторы сбора денег, не обеспечившие их сохранность, лишь разводят руками, извиняются и предлагают еще более активно жертвовать на их программы. Мол, мы тут как раз собирались запускать новый благотворительный проект, на который были отложены деньги, теперь он под угрозой, помогите, люди добрые, восстановить баланс.

Не секрет, что искренние организаторы благотворительной деятельности (в отличие от мошенников, прикрывающихся благими целями) — люди с не слишком рациональным мышлением. Учитывать финансовые риски, строить максимально надежную систему сбора, хранения и распределения денег — это скучно, сложно, и об этом не напишешь душещипательный пост в социальной сети. Хорошо, что в последние годы хотя бы появилась практика публикации более-менее вменяемой отчетности по благотворительным деньгам (если бы ее еще кто-нибудь внимательно читал...).

Зато потеря денег из-за краха банка или блокирования операций — отличный повод для пиара в стиле «хороших людей обижают, дайте еще денег». Выглядит несколько цинично, но организованная благотворительность — вообще циничная штука. Это индустрия, играющая на эмоциях людей. А чтобы серьезно задеть эмоции современного человека и заставить его расчехлить кредитку, приходится забывать о правилах приличия и бить по самым чувствительным местам.

Возникает вопрос ответственности менеджеров благотворительных фондов, допустивших потерю чужих денег. Должно ли общество прощать этих людей и продолжать финансировать их организации? Надо ли требовать их отставки и занесения в некий «черный список»? Или можно рассчитывать, что репутационные потери сделают свое дело и без формального наказания? Наверняка кто-то предложит зайти с другой стороны и вовсе освободить благотворительные организации от финансовых рисков, например, включив их счета в полном объеме в систему страхования вкладов. Но тогда остается вопрос с неформальной благотворительностью — различными частными сборщиками денег, не имеющими регистрации в виде фонда или другой организации. Да и моральный аспект такой гарантии сомнителен: чем благотворительный фонд лучше, например, продуктового магазина, обеспечивающего качественной недорогой едой целый микрорайон города? Если такой магазин разорится из-за краха банка, то не жалко, а потери пары миллионов рублей, от которых люди сами добровольно отказались, — жалко? Как минимум могут возникнуть вопросы.

У меня нет готовых рецептов решения этой проблемы. Главное, чтобы в ситуацию не влезло государство с желанием всех спасти и все упорядочить. Частная реальная благотворительность — одна из очень немногих сфер российской жизни, где работают горизонтальные связи между людьми, где развитие идет без ценных указаний партии и правительства, часто даже не совсем в пространстве закона (что не всегда плохо).

Решение должны найти люди, перечисляющие деньги фондам и частным сборщикам. Именно от них зависит наполнение благотворительных бюджетов. И если для них важно не «откупиться» от собственной совести, а профинансировать конкретный полезный проект, они должны обращать внимание на то, в каком банке счет у фонда и как фонд заботится о безопасности своих средств. Вероятно, следует требовать от фонда или сборщика публикации не только отчетов о распределении средств, но и некоего документа о финансовой безопасности с перечислением конкретных принятых фондом мер.

Если же все оставить как есть, многие миллионы собранных «по рублю» средств пропадут в «дырах» банковских балансов.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции