В нашей сегодняшней экономической ситуации, выхода из которой без существенной корректировки курса нет в принципе, не хватало еще получить войну внутри власти. Особенно между правительством и Банком России, которым по долгу службы расхлебывать последствия не зависящих от них политических решений.

Далеко не самый консервативный член российского правительства, первый вице-премьер Игорь Шувалов на заседании Кабинета министров во время обсуждения поправок в закон о саморегулируемых организациях (не самый важный, скажу я вам, когда финансово-экономический пожар уже лижет наши босые пятки, а Безработица с Косой ходит по пятам за миллионами россиян) резко раскритиковал Банк России. ЦБ хочет вывести финансовый сектор из-под действия этого закона, тем самым, возможно, надеясь сохранить контроль за периферией финансового рынка. И уменьшить количество финансовых мошенников, орудующих на его задворках. Сейчас для таких аферистов самый сезон: люди будут беднеть на глазах и легче покупаться на посулы запредельно высоких процентов от «левых» кредитных кооперативов или микрофинансовых организаций. «Время Мавроди» возвращается. В итоге первый вице-премьер явно вспылил. «Вообще, позиция Центрального банка в стремлении получить любым способом и подчеркивать независимость своей деятельности от исполнительной власти уже просто иногда маниакальна», — заявил Шувалов.

Вряд ли Игорь Иванович не знает, что Банк России «маниакально» независим от государства не по капризной воле своего руководства, а по действующему российскому законодательству. ЦБ не просто самостоятельное юридическое лицо (в отличие от правительства), но даже не отвечает по долгам государства. Все, что его формально связывает с государством, — обязанность ежегодно отчитываться перед Госдумой и перечислять половину полученной прибыли в федеральный бюджет. Впрочем, если государство захочет забирать больше, оно это делает.

Более того, самостоятельность Банка России в рамках своих полномочий — один из последних оставшихся в нынешней системе российской власти инструментов быстрого реагирования на экономические проблемы. Правительство у нас не самостоятельно до крайности. Полномочия администрации президента, играющей важную роль в принятии не только политических, но и экономических решений, не прописаны ни в каких законах. И только у Банка России есть внятная зона ответственности: банковская система, рубль, финансовая стабильность, инфляция. При этом за инфляцию и экономическую стабильность отвечает и правительство. Поэтому правительство и ЦБ находятся в одной лодке. И когда она на глазах утрачивает плавучесть, они просто не имеют права ссориться.

Это не значит, что Банк России независим не только от правительства или Кремля, но и от критики. Критиковать его, как и любой другой орган власти, можно и нужно. Это значит, что у правительства и Банка России должны быть собственные инструменты воздействия на экономику, но использовать их желательно согласованно.

Для чего нужна независимость ЦБ при координации его политики с действиями правительства, какую пользу это может принести экономике, в недавнем интервью РБК доходчиво объяснил президент — председатель правления ВТБ 24 Михаил Задорнов. Человек, поработавший на важных постах в правительстве, имевший опыт взаимодействия с Банком России еще до своей банковской карьеры, в бытность депутатом Госдумы — то есть побывавший по все стороны «баррикад». По его словам, повышение ключевой ставки, наряду с другими мерами правительства, помогло стабилизировать ситуацию на валютном рынке после декабрьского обвала рубля. А нынешний кризис, полагает Задорнов, будет не глубже кризиса 2008—2009 годов. Более того, снижение ВВП будет меньше, чем тогда (в 2009 году ВВП России потерял 7,8% и это пока был единственный случай падения нашей экономики в ХХI веке, второго мы добьемся как раз в 2015-м). Так вот, падение ВВП сейчас будет меньше, чем шесть лет назад, поскольку Банк России отпустил курс рубля, тем самым сосредоточив основной шок от падения цен на нефть и санкций на курсе, а не на финансовом и реальном секторах экономики. «Если бы курс рубля был в коридоре, то падение объемов производства было бы значительнее. Таким образом ЦБ смягчил влияние падения сырьевых цен на российскую экономику», — говорит Задорнов.

Кстати, в ближайшие дни мы увидим, насколько правы были те, кто требовал от Банка России немедленно снижать ключевую ставку. ЦБ отчасти послушал сторонников такого решения. А вот рублю и ценам, скорее всего, это не очень понравится.

Рабочие разногласия между правительством и ЦБ, дискуссии до хрипоты, но без личных оскорблений — нормальная практика. Аппаратная конфронтация и отсутствие согласованных действий — беда, в сегодняшних реалиях угрожающая перерасти в катастрофу. Если цены на продукты в магазинах станут устанавливать прокуроры, регулировать банки будет Следственный комитет, а ключевую ставку определять — мнение большинства депутатов Госдумы, то российскую экономику окончательно можно описывать одним словом из шести букв, употребление которого в СМИ запрещено законом.

Ну и специально для тех, кто обвиняет ЦБ в том, что он плохо борется с инфляцией: если бы правительство не ввело «патриотическое» эмбарго на ввоз продовольствия из стран ЕС, США, Австралии и Канады, такого роста цен у нас бы не было. Вы можете возразить, что это решение принимало не само правительство. Я тоже так думаю. Только вот публично выступить за немедленную отмену такого эмбарго вместе с Банком России Кабинет министров вполне мог бы — это была бы замечательная антиинфляционная мера. Даже ничего делать не надо. Достаточно просто не делать глупостей.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции