Российские власти впервые признали, что экономическая ситуация в стране принципиально изменилась из-за украинских событий. В результате нам приходится не только экстренно вводить антикризисный план и менять бюджет. По сути, надо переписывать саму экономику.

Выступая 30 января на правительственном часе в Госдуме, первый вице-премьер России Игорь Шувалов стал первым высокопоставленным российским чиновником, который признал связь экономических проблем России с украинскими событиями. «Мы даже при высоких ценах на нефть подошли к определенной точке, когда российская экономика испытывала торможение. Мы об этом открыто говорили, никогда этого не скрывали, но наши планы по развитию существенно стали меняться, когда произошли события на Украине», — подчеркнул вице-премьер. По его словам, после присоединения Крыма Россия столкнулась с жесткой реакцией США и ЕС (эти слова косвенно подтверждают, что такая реакция была для российских властей неожиданной), с введением экономических ограничительных мер: «И все это начало развиваться одновременно с падением цен на нефть и одновременно накладывалось на то, что российская экономика испытывала определенное торможение».

Правительство утвердило план антикризисных мер на 2015 год, предусматривающий в том числе сокращение бюджетных расходов на 10%, и приступило к его немедленной реализации. При этом, по словам Шувалова, расходы на оборону сокращаться не будут. Значит, практически неизбежен секвестр бюджета на социальные нужды и на выплаты регионам, у которых все меньше денег на обслуживание базовых финансовых обязательств. Конечно, можно сократить гигантские расходы на содержание госаппарата, но вряд ли наша власть пойдет на такие кардинальные сокращения этих статей расходов, чтобы компенсировать ими нехватку денег на социальную сферу. Да и всех госрасходов на это все равно бы не хватило.

В начале следующей недели должен появиться новый макроэкономический прогноз от Министерства экономического развития. Этот прогноз станет основой для полного переписывания госбюджета на 2015 год. Прогноз будет составлен исходя из среднегодовой цены на нефть в 50 долларов за баррель (вместо ранее планировавшихся 100), пока не объявленных новых параметров падения ВВП (оно при сохранении нынешних экономических и политических трендов неизбежно — весь вопрос в масштабах), курса доллара и инфляции. Инфляция в 2015 году пока ожидается на уровне как минимум не ниже прошлогодних 11,4%. Какой среднегодовой курс доллара заложит в свой макроэкономический прогноз правительство, остается только гадать.

Проблема в том, что на российскую экономику давят два фактора полной неопределенности, в значительной степени мешающие реализации любого антикризисного плана. Первый: мы не можем предсказать динамику мировых цен на нефть. Но тут нам может и подфартить. По крайней мере, сейчас больше прогнозов о некотором повышении цен на нефть в горизонте ближайших недель и месяцев, чем об их дальнейшем падении ниже отметки 40 долларов за баррель. Впрочем, в 2013 году Россия не могла обеспечить сколько-нибудь заметный глазу экономический рост и сбалансированный бюджет даже при 100 долларах за баррель. Второй фактор неопределенности — политический, тот, который наши чиновники называют «украинскими событиями». Хотя некоторые инвесторы закладываются на возможный дефолт Украины уже в феврале, это никак не поможет России. Если военные действия в соседней стране будут продолжаться, у России уже нет шансов доказать ЕС и США свою непричастность.

При этом есть опасения, что нарастающие экономические проблемы России вместо адекватных экономических мер (их объективно непросто реализовать из-за вышеупомянутых факторов неопределенности, над которыми ни правительство, ни ЦБ просто не властны) могут начать решать нерыночными методами. Корпулентные депутаты между жалобами на подорожание каши в своей спецстоловой все чаще будут рассказывать нам, что надо «меньше есть». Известные телеведущие — что в долгах банкам виноваты только сами заемщики, а курс рубля и безработица ни при чем. Что наша новая нищета (реальные доходы россиян снизились в 2014 году впервые за 15 лет, они не падали даже в кризис 2008—2009 годов) спровоцирована исключительно кознями внешних врагов. Кроме того, велико искушение регулировать в ручном режиме кратно растущие цены отнюдь не на импортное продовольствие — а это прямой путь к дефициту товаров.

В такой ситуации принципиально важна адекватность и согласованность действий всех отвечающих за экономику органов власти. А то пламенный либеральный демократ Жириновский прямо предлагает вернуть курс доллара в сталинские времена, когда тот стоил 65 копеек. Коллеги Жириновского по Думе на полном серьезе говорят, что в интересах «национальной безопасности» надо хранить все госрезервы в рублях внутри России. И тем самым заставляют Игоря Шувалова напоминать, что стало бы с этими резервами при таком хранении в прошлом году при более чем двукратной девальвации рубля.

В общем, переписывать экономику придется в нелегких внешних и внутренних условиях. Но делать это все равно надо. В своем нынешнем виде она явно никуда не годится.