Депутаты Госдумы предлагают запретить банкам повышать проценты по выданным до начала кризиса кредитам. Граждане, разумеется, ликуют. И хотя народные избранники тем самым забывают об интересах вкладчиков российских банков, об этом не рискуют напоминать даже сами банкиры.

Казалось бы, все очевидно: хитроумные финансовые махинаторы — банки — используют экономический кризис как повод, чтобы повторно залезть в карман своих должников. Те брали ипотеку под 12% процентов годовых (пусть и «плавающих») — а отдавать придется 25%. Брали минувшим летом автокредит на три года — а вернуть надо уже завтра. Где же справедливость, граждане?

Её, разумеется, нет. Да и быть не может. Парадокс же в том, что желание депутатов запретить повышение ставки по кредитам или изменение сроков кредитного договора столь же очевидно несправедливое.

Когда банк давал кредит заемщику под небольшой процент он, естественно просчитывал свои риски. Его же конкуренты, которые в договоре четко указывали, что пересмотрено «соглашение сторон» быть не может, только казались простофилями. В действительности они подстраховывали свои риски. Например, жестче проверяли финансовое положение заемщика или предлагали формы и сроки возврата кредита, удобные преимущественно самим себе.

Ну а «ростовщики-кровопийцы», оставлявшие себе лазейку в виде возможного пересмотра параметров кредитного договора, весьма вероятно, выдвигали к заемщику меньше требований. Это и есть их перестраховка: если кто должок не отдаст, можно будет какому-нибудь более «ответственному» товарищу и срок возврата кредита сократить, и процентную ставку повысить.

Запрещая эту схему в целях спасения не умеющих читать договоры заёмщиков, никто из властей имущих почему не задумывается, что пострадавших от столь «мудрого» решения станет, возможно, ещё больше. А думать стоит.

Представьте: банку запретили досрочно получить кредит, а тут как раз пришла обналичить свою заветную сберкнижечку некая «баба Маня», эдакая классическая Коробочка. Дочка её когда-то уговорила открыть вклад «Пенсионный» в областном банке, а теперь — страх взял.

Придти то она пришла, но из каких средств банк будет отдавать старушке ее деньги? Наличности-то нет — кризис. Предприятия, имеющие счета в банке, тоже в тяжёлом положении, у многих падает выручка, кто-то затягивает возврат кредитов. Досрочно потребовать вернуть кредит заемщика нельзя (хотя по договору и можно). Одолжиться на межбанковском рынке сегодня не дешевле, чем простому гражданину взять ипотечный кредит. Да и не для всех этот рынок открыт. И придется банковским служащим отправить «бабу Маню» восвояси. Послать, проще говоря. Зато после того как она по городу слух об этом происшествии пустит, от банка после набега вкладчиков рожки да ножки останутся. Ведь за все немедленно захотят забрать свои «кровные».

Так стоит ли нападать на банки, запрещая им «необоснованно» повышать проценты по выданным до кризиса кредитам? Может лучше задуматься о том, что помогая нерасчётливым должникам, власти фактически наказывают добросовестных сберегателей — тех, кто не повёлся на потребительскую истерию, а откладывал свободные деньги, опосредованно инвестируя их в российскую экономику? Кроме того, велик шанс, что непродуманная политика приведёт к тому, что к весне власти России рискуют столкнуться с потерявшими свои (а не чужие — кредитные) деньги вкладчиками «раскулаченных» банков не в судах и кабинетах, а на улицах.