В декабре прошлого года магазины электроники и бытовой техники познали ажиотажный спрос — покупатели «инвестировали» подешевевшие рубли в товары. Сейчас настало время ажиотажного предложения — «инвесторы» (читай: спекулянты) переводят «активы» обратно в рубли. Каковы результаты «вложений»?

Едва ли не каждое региональное СМИ в последние две недели отметилось заголовком вроде «Воронежцы избавляются от техники, купленной из-за валютной паники», «Астраханцы пытаются распродать бытовую технику, купленную на волне ажиотажа», «Приморцы начали избавляться от техники…», «Саратовцы бросились избавляться…», «В декабре истерил — в январе продаю» и т. д. В федеральных изданиях тоже не один и не два десятка заметок про волну продаж «с рук» совершенно новеньких телевизоров, холодильников, соковыжималок, планшетов и прочих очень полезных в хозяйстве вещей с чеками от декабря 2014 года. Есть и обратные примеры. Кто-то успокаивает население: мол, россияне не спешат с продажами. Но таких заметок явно меньше, а комментарии к ним показывают, что читатели видят ситуацию иначе.

Авторы заметок о массовых распродажах единодушны: во всех регионах цены на товары-«декабристы» в объявлениях значительно ниже текущих магазинных, а те, в свою очередь, далеко не так высоки, как предполагалось в конце прошлого года. Не будем забывать, что часть техники, несмотря на иностранные названия, производится (или собирается) в России, а значит, валютный курс на ее цену переносится не полностью. Некоторые производители и продавцы временно придержали рост цен, чтобы сохранить долю на рынке. Со временем, конечно, цены поднимутся сильнее, но пока говорить о том, что даже магазинная цена большей части бытовой техники отыграла рост доллара, не приходится. Замечу отдельно, что ноутбуки, планшеты и прочий полностью «валютный» товар — особый случай, они дорожают почти мгновенно вслед за долларом. Но у них есть другая проблема — быстрое падение долларовой цены на конкретную модель вслед за появлением новых моделей.

Фраза «даже магазинная цена» выше не случайна. Не секрет, что товар, купленный в магазине и вынесенный за его пределы, тут же теряет часть стоимости: частная сделка по объявлению несет покупателю дополнительный риск и дополнительные сложности по сравнению с покупками в магазине и должна быть намного более выгодной по цене. Поэтому на данный момент часто получается, что цена, указанная в объявлениях, ближе или равна цене «истеричной» декабрьской покупки. То есть «инвесторы» не получают прибыли. А с учетом стоимости доставки техники домой, «заморозки» денег на месяц-два и потраченных нервов «инвестиции» начинают представляться весьма сомнительными.

При этом очевидна правота тех, кто покупал технику для себя, пусть и раньше, чем собирался, или «на будущее». Если семья так или иначе собиралась купить холодильник, телевизор или стиральную машинку в 2015 году, но купила в декабре 2014-го (даже в краткосрочный или недорогой кредит), такую семью можно только поздравить: это было верное решение.

У спекулянтов же, рассчитывавших быстро «обернуть» капитал через покупку-продажу бытовой техники и электроники, есть два варианта. Первый — продавать сейчас, когда продают все вокруг, зафиксировать хотя бы безубыточность вложений или небольшую прибыль и с облегчением вложиться в более традиционные активы — валюту, депозиты, да во что угодно. Второй — подождать, пока схлынет волна ажиотажных продаж, а рублевые цены в магазинах окончательно вырастут вслед за валютой. Однако в этом случае есть большая вероятность потерять часть потенциальной прибыли из-за морального устаревания товара. К тому же потенциальных покупателей бытовой техники и электроники в ближайшие месяцы будет все меньше — кризис еще далек от пика.

В целом практика показывает, что, в отличие от начала 1990-х, спекуляция на товарах с целью «спасти» сбережения себя не оправдывает. Ключевая разница с теми временами — наличие, по сути, неограниченного предложения в магазинах, то есть отсутствие даже тени дефицита. Спекулянтам приходится жестко конкурировать не только друг с другом, но и с обычными торговцами, а не с пустыми полками, как в те времена. А в такой конкуренции победитель известен заранее.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции