В том, что нынешний финансовый кризис в России не похож ни на какой прошлый, убеждает череда удивительных событий в российской банковской системе. Оказалось, что судьбу банков у нас теперь могут решать, например, энергетические компании и сидящие в тюрьме бывшие собственники.

На этой неделе мы узнали о российских банках много нового. Например, со слов главы Крыма Сергея Аксенова, что администрация Крыма, оказывается, не покупала и не продавала главный в республике Российский Национальный Коммерческий Банк. По словам Аксенова, банк временно переходил под контроль исполнительной власти республики и был «оформлен на предприятие «Вода Крыма», потому что все опасались санкций». 2 февраля стало известно, что РНКБ перешел под контроль питерской группы компаний ООО «Комплексные энергетические решения» (КЭР). Внезапную смену владельца банка Аксенов назвал «техническим мероприятием». И заявил, что правительство республики на банк не потратило ни копейки и ни копейки за него не выручило.

Все это похоже на известный советский литературный анекдот про немого Герасима и Муму: «Что-то ты, Герасим, не договариваешь». Ну, предположим, 26 марта 2014 года, сразу после присоединения Крыма, группа ВТБ и лично Банк Москвы, которому на тот момент стопроцентно принадлежал РНКБ, действительно опасались санкций. Предприятием «Вода Крыма», на которое спешно «завели» РНКБ в марте прошлого года, владеет Совет министров Крыма. То есть все в Крыму знали, что главный крымский банк (крупные российские банки до сих пор туда не пришли и пока не собираются) принадлежит местному правительству. Спрашивается, зачем вдруг менять собственника сейчас? Санкций уже опасаться поздно — они введены и в отношении головного банка группы ВТБ, и в отношении Крыма, и в отношении самого РНКБ. Может быть, что-то известно про их отмену?

Однако банк зачем-то отдали петербургской группе «Комплексные энергетические решения», чьей специализацией на официальном сайте значатся «подводные высоковольтные кабельные линии» и «линии постоянного тока». Причем группа и в своей основной сфере деятельности, по словам знающих этот рынок людей, лидером не является. Это такой «крепкий середняк». Зато еще в 2013 году она заключила меморандум о партнерстве с Банком Москвы. Если Аксенов говорит правду, что РНКБ не покупался и не продавался, значит, банк просто перекидывался с баланса на баланс. И возникает нехорошее подозрение, что мы не знаем его истинного владельца. Или что на самом деле владелец вообще не менялся. К тому же если до сих пор рядовые крымчане были уверены, что новый главный банк республики — государственный, то теперь он формально действительно не пойми чей. Понятно, что по чисто политическим причинам РНКБ не должен испытывать финансовых проблем. Но сама попытка откровенно прятать реальных собственников главного крымского банка выглядит не очень красиво.

Комплексные энергетические решения, теперь уже без кавычек, похоже, становятся новым модным трендом развития российской банковской системы. По информации «Ведомостей», санатором банка «Таврический» может стать «Ленэнерго», крупнейшая в городе и области электросетевая компания. Причем тут, в отличие от РНКБ, все очень прозрачно.

Проблемы у «Таврического» возникли в конце декабря прошлого года: клиенты не могли снять деньги с карт. В основном это были как раз клиенты зарплатного проекта компании «Ленэнерго». 31 декабря S&P понизило рейтинг «Таврического» до уровня «ССС», а 31 января — до «СС». К концу 2014 года банк года входил в первую сотню по активам, он привлек около 20 млрд рублей у населения. Там хранятся основные счета «Ленэнерго», теперь эта компания — крупнейший кредитор банка.

Совет директоров «Ленэнерго» 16 января уволил генерального директора компании Андрея Сорочинского, занимавшего этот пост четыре с половиной года. Причиной отставки, похоже, стал именно банк «Таврический», который не смог выплатить «Ленэнерго» более 10 млрд рублей, находившихся в банке в качестве депозитов. Теперь «Ленэнерго» могут выделить более 30 млрд рублей, чтобы компания решила сразу две задачи: не оставила Северную столицу без света и спасла крупный местный банк.

Ну и совершенно чудесная история происходит с Моим Банком. Его бывший владелец, экс-сенатор Глеб Фетисов, находящийся под арестом по обвинению в мошенничестве и хищении средств этого банка, выкупил за свой счет обязательства перед кредиторами на 14,2 млрд рублей. Таких случаев в российской истории еще не было: бывшие владельцы банки с отозванными лицензиями у нас пока не спасали. Отозванные лицензии банкам тоже никогда не возвращали.

Теперь государство вынуждено будет ждать решения суда по делу о банкротстве Моего Банка, чтобы понять, что делать с этой кредитной организацией. А Глеб Фетисов, чей поступок в любом случае вызывает уважение, — надеяться на смягчения приговора по своему уголовному делу.

В любом случае эпоха, когда почти все «схвачено» десятком госбанков, а остальные восемь сотен живут отдельной, но тоже более или менее предсказуемой жизнью, явно кончилась. В этом нет ничего удивительного: если в новой экономической реальности оказались Россия и сами россияне, банкам от нее тоже никуда не деться.