На заре ипотечного кредитования только ленивый не прошелся напалмом сатиры по задолженности «длиной в жизнь», по «ипотеке на первый взнос по ипотеке» и прочему. И никто не заметил, как за несколько лет ипотека из предмета постоянных шуток превратилась в приоритет № 1. И для правительства, и для банков, и для заемщиков. А шутки, кажется, кончились.

В 2014 году снижение показали все виды потребительского кредитования, кроме ипотеки. Даже автокредиты, которые а) тоже относятся к залоговым, б) имеют примерно схожие показатели по просрочке / надежности возврата заемных средств. Ипотека выросла на треть. Выдано чуть больше 1 млн кредитов, общая сумма 1,75 трлн рублей. Средний размер ипотеки — 1,7—2 млн рублей.

Это цифры. Потому что, даже грубо, новую ипотеку в прошлом году взял каждый 142-й житель России. Плюс те, кто уже выплачивает ее, плюс те 60%, которым ипотека очень нужна для улучшения условий проживания.

И понятно, почему премьер-министр так сильно хочет выдать банкам 11 млрд рублей на субсидирование ставки по ипотеке. Такая масса граждан, недовольных вполне себе запретительными ставками в 15—19%, сейчас совсем некстати. Да еще, не дай бог, встанет строительный сектор, которому просто некуда станет сбывать понастроенные, недостроенные и только запланированные квадратные метры. По цепочке посыплется не одна еще отрасль, экономика и так дышит едва (и то по самым оптимистичным оценкам).

И понятно, почему банкам хочется выдавать новые кредиты. «Ипотечники» — они дисциплинированные. Просрочка свыше 180 дней (которую уже можно считать серьезной проблемой) не покидает пределы 2%. Ставки высокие. А значит, платят заемщики долго и дорого. В том же Сбербанке, если сейчас за 30 лет по кредиту в 2 млн с первоначальным взносом 400 тыс. рублей заемщик на общих условиях переплатит больше 6 млн. Да, деньги за это время подешевеют, и все такое. Но банк вполне успевает заработать за первые месяцы и годы, когда из основной суммы долга вычитаются копейки.

Непонятно, зачем это заемщикам. Правда.

Есть исключительные обстоятельства, ладно. Совсем негде жить, небольшая семья в большом городе, вот-вот пополнение, и квартирная хозяйка резко против того, чтобы в ее арендной «однушке» кто-то кричал ночами, внося сумятицу в и без того сложные отношения с соседями. Пусть таких заемщиков будет 10%. А остальные что? Остальные, как кажется, улучают жилищные условия, которые могли бы подождать улучшения. Да, с небольшими неудобствами, когда четверо в двух комнатах, или ездить на работу далеко, или что-то в этом роде. Но могли бы.

Как минимум до понижения ставок. Как максимум до того момента, пока хозяева накопят достаточную сумму, чтобы обойтись без кредита. Тем более без валютного, тем более без плавающей ставки.

Достаточно взять в руки калькулятор, а в ум пару формул, чтобы понять, что выигрывают по-крупному только заемщики, которые берут относительно небольшую сумму на какой-то максимальный срок, при условии, что жилье к моменту окончания выплат по кредиту позволит им совершить выгодную сделку продажи. Потому что сейчас есть те, кто вкладывает последнее в явный неликвид, который через 30 лет станет уже полным неликвидом. Потому что дешевле. В итоге платят и дорого, и ни за что.

Все изменит ставка в районе 5—6%. Ну хотя бы. Если ипотека станет в три раза дешевле, ареал ее пользы расширится. Понятно, в России мы можем ждать этого годами, если не десятками лет. И можем не дождаться. Но хотя бы немного ставки снизятся точно, это раз. А два, может, как раз накопим, чтобы не брать никакую ипотеку? И это – кроме шуток.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции