Как показывает статистика выявленных фальшивых купюр, преступники сосредоточились на самой «дорогой» — пятитысячной — бумажке и практически отказались от производства всех остальных номиналов российских денег.

На днях Банк России представил статистические данные по выявленным за прошлый год фальшивым рублям. Это было бы обычным рутинным событием, если бы не важные выводы и прогнозы, которые можно сделать, исходя из анализа динамики опубликованных показателей. Судя по данным ЦБ, понятие «фальшивая тысячная купюра», по сути, исчезает. Уже в нынешнем году практически все фальшивки будут пятитысячными.

Совсем недавно, в 2010 году, в руки ЦБ попало 122,5 тыс. фальшивых тысячных купюр и всего 3,7 тыс. пятитысячных. В дальнейшем количество первых устойчиво снижалось, а вторых — быстро росло. Перелом произошел в 2013 году, когда впервые пятитысячных подделок оказалось больше, чем тысячных, — 35,5 тыс. штук против 27,7 тыс. В прошлом году тенденция продолжилась: была обнаружена почти 61 тыс. фальшивок самого высокого номинала и лишь 16,5 тыс. бумажек с надписью «1000 рублей». Вполне вероятно, что темпы падения числа поддельных тысячных купюр сохранятся и за весь год их будет обнаружено всего несколько тысяч штук. Учитывая, что это самая распространенная российская купюра (примерно 2,2 млрд штук на начало 2015 года), шанс «поймать» тысячную фальшивку будет исчезающе мал.

С пятитысячными ситуация складывается интереснее. В 2012 и 2013 годах банкиры обнаружили примерно одинаковое их количество — 32,9 тыс. и 35,5 тыс. соответственно. Но в 2014 году, как выше уже говорилось, банки собрали больше 60 тыс. пятитысячных фальшивок — на 70% больше, чем годом ранее, хотя их количество в обороте увеличилось всего на 14%. Если предположить, что в технологиях обнаружения фальшивок ничего сильно не изменилось, это означает, что преступники сосредоточили усилия на выпуске именно самых «дорогих» купюр. Результаты нынешнего года покажут, насколько хорошо им это удается. Но что-то подсказывает, что достижения прошлого года будут значительно перекрыты.

Все это означает ровно одну вещь: когда мы говорим о фальшивых рублях, имеем в виду фактически только одну купюру — пятитысячную. Все остальные бумажные фальшивки в нынешнем году перейдут в разряд весьма редких, а в следующем — почти исчезнут из оборота, как уже исчезли «пятисотки», «сотки» и прочие мелкие номиналы. Скорее всего, такое положение дел сохранится несколько лет: о реальных планах ЦБ по выпуску десятитысячных банкнот пока не слышно. Даже если это и произойдет, потребуется лет десять, чтобы вытеснить нынешнего «лидера».

Ничего особо страшного в росте количества дорогих фальшивок нет: даже если в обороте находится в 10 раз больше поддельных купюр, чем выявлено банками (что само по себе маловероятно, особенно с купюрами крупного номинала), вероятность получить их в свой кошелек в течение года хотя бы один раз весьма мала: при таких условиях на 10 тыс. настоящих бумажек приходится пять поддельных. В реальности же, скорее всего, их еще меньше — одна-две штуки на 10 тыс. купюр. Мало кто оперирует таким количеством наличных денег самого высокого номинала.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции