Слухи о возвращении «либералов» в правительство могут не подтвердиться, но имеют под собой почву. В России реальный глубокий экономический кризис, требующий самых серьезных с момента распада СССР экономических реформ. И военно-патриотической риторикой их не заменишь: положительного экономического эффекта это не даст.

На этой неделе со ссылкой на источник в правительстве появились сообщения, что президент — председатель правления Сбербанка Герман Греф, неоднократно публично критиковавший качество госуправления в России и предложивший президенту создать центр управления реформами при правительстве, спустя восемь лет может вернуться в Кабинет министров. И даже получить пост премьера. Другой символ «либерализма» в путинских правительствах — бывший вице-премьер и многолетний министр финансов Алексей Кудрин, не занимая официальных постов, уже постоянно принимает участие в экономических совещаниях у президента.

В России сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, рейтинги не только президента, но и правительства продолжают бить рекорды. Согласно свежему опросу «Левада-Центра», проведенному 20–23 февраля по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1 600 человек в возрасте 18 лет и старше в 134 населенных пунктах 46 регионов страны, деятельность Кабинета министров Дмитрия Медведева одобряют 60% россиян. Ни одно правительство ведущих экономических держав мира (кроме Китая, где об этом население просто не спрашивают) не может похвастать такой поддержкой. 54% россиян полагают, что дела в стране идут в правильном направлении. С другой стороны, согласно опросу фонда «Общественное мнение», проведенному 14–15 февраля, 71% россиян считают, что в стране экономический кризис. Еще в январе этот показатель был на 9% ниже. Впервые за последний год количество россиян, замечающих кризис, превысило число тех, кто одобряет действия правительства.

Конечно, власть может отчасти радоваться тому, что россияне никак не увязывают в своих головах экономический кризис и действия власти. То есть верят в какие-то исключительно внешние, не зависящие от нас причины этого кризиса. Но проблема в том, что ситуация в российской экономике объективно стремительно ухудшается. И не замечать этого самой власти невозможно. А в декабре прошлого года все видели, что никакой уровень одобрения действий правительства не спасает от хаотической скупки населением долларов, гречки, пылесосов или иномарок (у кого на что есть деньги), когда происходит обвал на валютном рынке. Безработица в России растет на 20–30 тыс. человек каждую неделю, по официальным данным. Потребительская инфляция менее чем за два месяца с начала года достигла 5,8% – уровня, который еще в 2012 году был нормален для десяти месяцев года. Реальные доходы россиян впервые в этом веке начнут падать.

Причем ситуация, когда санкционная война накладывается на тупик прежней экономической модели развития России (наличие такого тупика публично признавали многие российские чиновники, включая министров), не дает оснований надеяться, что мы сможем выйти из этого кризиса, ничего не меняя. То есть нас автоматически не спасет ни существенный отскок мировых цен на нефть вверх (тем более что никто не может предсказать, когда он произойдет), ни ослабление давящего на российскую экономику геополитического фактора.

На этом фоне опыт Грефа, Кудрина и других министров первого путинского призыва может оказаться востребованным. Греф вообще приходил в правительство в особом качестве — Центр стратегических разработок под его руководством писал «Программу-2000», с которой Владимир Путин 15 лет назад шел в президенты. К тому же даже недоброжелатели Грефа и Кудрина во власти признают, что их менеджерские качества как минимум не хуже, чем у большинства членов нынешнего правительства.

Разумеется, ни возвращение «либералов» в правительство, ни создание центра управления реформами, ни тем более сами эти реформы невозможны без политической поддержки на самом высшем уровне. Пока говорить о наличии такой поддержки и воли к радикальной структурной перестройке российской экономики рано. Мы живем в парадигме антикризисного плана на год. В логике «нам бы ночь простоять да день продержаться». Но если Россия не собирается окончательно переводить экономику на мобилизационные рельсы и вести реальную холодную или горячую войну с Западом (первые лица российского государства неоднократно заявляли, что мы этого не хотим), то на сей раз отложить реформы не получится.

Понятно, что экономика в России в обозримом времени будет оставаться заложницей политических решений. Но если задача выхода страны из кризиса, а не долгого противостояния миру, ради чего надо всем «затянуть пояса», все-таки станет приоритетной, России точно понадобятся эффективные менеджеры в правительстве, способные проводить экономические реформы. А то Министерство экономического развития в России есть, чего не скажешь об экономическом развитии.