Мы доверчивы. Особенно в финансовых вопросах. Мы верим банкам, которые предлагают нам самые высокие проценты по вкладам и самую низкую ставку по кредитам. Мы верим финансовым организациям, которые обещают высокую пенсию уже к сорока годам. Мы верим акционерным обществам, которые едва ли не гарантируют рост стоимости акций и максимальные выплаты по ним.

Мы верим. И чем больше мы верим, тем ниже наша финансовая грамотность. Приватизация давала шанс миллионам, а заработали тысячи. Зато миллионы вложились в финансовые пирамиды, отдали свои приватизационные чеки за одноразовые акции, понадеялись на посулы «вторая машина — бесплатно».

Время сделало людей осторожнее? Ничуть не бывало. На смену МММ, «Хопер-инвесту» и «Властелине» пришли касса взаимопомощи «Пирамида» и бизнес-клуб «РуБин», облегчившие кошельки россиян на миллиарды рублей уже в наши дни.

Может быть финансовая наивность свойственна только российским гражданам? Ни в коем случае. За последний год от финансовых пирамид пострадали жители Китая, Колумбии, Объединенных Арабских Эмиратов, Литвы. Особенно «повезло» инвесторам, вложившим свои средства в американский фонд, организованный Бернардом Мэдоффом: по предварительным данным, общий ущерб составляет около 50 миллиардов долларов.

Организаторы предлагают своим клиентам билет в финансовый Эльдорадо, опираясь на желание человека получить «все и сразу» без особых усилий. Но далеко не последнюю роль в принятии новоявленными «инвесторами» скоропалительных решений играет финансовая безграмотность населения. Обеспечить же центролизованное обучение азам управления деньгами под силу исключительно государству.

Казалось бы, государство прямо заинтересовано в том, чтобы его граждане отличали акции от облигаций, умели разбираться в хитросплетениях кредитных договоров и не боялись просить разъяснить те или иные неясные финансовые термины и определения. В конце концов, власть несет как материальный, так и репутационный ущерб от действий финансовых мошенников. Обманутые граждане обращаются в милицию, жалуются на бездействие чиновников и требуют компенсировать как минимум часть, а как максимум — всю утраченную сумму.

Однако российское государство иногда само напоминает мошенника. Народные IPO государственных компаний Роснефть, ВТБ или Сбербанк не обогатили простых людей. Наоборот: котировки акций давно упали ниже цены размещения. В итоге государство «как всегда» обмануло своих граждан. Прозрачно намекнуло на прибыли — и не дало их. Говорило о росте бумаг — и не обеспечило его.

Так? Не совсем. Власти сделали многое для того, чтобы объяснить россиянам все нюансы покупки ценных бумаг, их хранения и использования. Многое, но не то, что было нужно. Вместо планомерного просвещения населения путем раздачи познавательных брошюр, организации простых и понятных лекций о том, что такое акции и как иметь с них прибыль, чиновники ограничились рекламой и листовками, а работу экспертов сбросили на служащих банков. Плюс несколько высокопоставленных представителей правительства и государственных финансовых институтов пообещали, что прибыль народ получит. Что курс не рухнет. Что все будет хорошо. Очевидно, что устные гарантии — «как же, САМ пообещал!» — действовали куда лучше и были куда понятнее, чем разъяснения банковских консультантов и операционистов.

Непродуманность процесса популяризации финансовых наук среди населения, отсутствие внятных программ повышения финансовой грамотности простых людей подводит к простому выводу: государство не хочет видеть своих граждан экономически грамотными. Потому что грамотность — это разумное расходование средств и недоверие к тем проектам, которые обещают гарантированную прибыль.

Безграмотность в финансовых вопросах приводит к парадоксальному заключению: для обывателя, опасающегося обмана, гарантом сохранности средств становится государство. Отсюда предпочтение именно к государственным компаниям, и лозунги «летайте самолетами Аэрофлота» и «храните деньги в сберегательной кассе» выполняются с поистине советским энтузиазмом. Для обычного человека, особенно во времена кризиса, есть только «свои» — власть, и «другие» — любые коммерческие негосударственные структуры. И что самое интересное, тот самый обычный человек, который пострадал от государства в девяностые годы, сегодня непоколебимо верит финансовым чиновникам.

Магия стереотипа очень сильна, и власть старается всеми силами ее поддерживать. Отсюда популистские речи о помощи бюджетникам и пенсионерам, заверения в надежности госкорпораций, показательные вызовы на ковер провинившихся предпринимателей, а в отдельных случаях — демонстративное «восстановление справедливости». Финансовым дикарям не нужны доказательства, их устраивают мантры шамана-чиновника, и они следуют им. Если что пошло не так — ну что же, это ведь проклятая «рука рынка», некое стихийное явление, с которым даже власть бороться не в силах. Значит, чиновники не виноваты!

И чиновники одобрительно кивают головой. Ведь финансовые жертвы в честь богов государственной экономики продолжают исправно поступать.