На прошлой неделе Минэкономики выпустило прогноз, согласно которому рубль с середины года (августа – сентября) будет только укрепляться, вне зависимости от конъюнктуры цен на нефть, санкций и сальдо торгового баланса. Среднесрочный прогноз укрепления рубля по отношению к доллару в пессимистическом варианте – 50 рублей за доллар. Оптимистический – 40 рублей за доллар. То есть на панику последних 3–6 месяцев, когда доллар сначала преодолел 40-рублевую планку, а потом достиг 50 рублей и устремился дальше, можно наплевать и забыть. Не слишком хорошие вести для сторонников активного противостояния экономической конъюнктуре, которые на гребне девальвации скупали валюту по любой цене. И лишнее подтверждение правоты экспертов, советующих «не дергаться» в периоды экономической нестабильности.

Банки, пытавшиеся «переиграть» ЦБ и правительство, скупая валюту на рынке, сейчас фиксируют убытки. За последние два месяца доллар и евро потеряли около 15% стоимости. Уже за февраль, по данным ЦБ, консолидированные активы банковской системы снизились на 5,4%. Во многом такой результат стал следствием переоценки купленной валюты и номинированных в ней активов.

Если помните, с октября по январь любые, даже самые благоприятные для рубля действия властей и изменения конъюнктуры воспринимались участниками в лучшем случае нейтрально, а, как правило, приводили к новому проседанию российской валюты. С февраля волшебным образом ситуация изменилась на противоположную: все истолковывается в пользу рубля. Во всем мире повышение учетной ставки – это удорожание национальной валюты, снижение – удешевление. Только в России все не так до такой степени, что некоторые аналитики напрямую увязывают рост рубля со снижением ключевой ставки ЦБ: «регулятор демонстрирует уверенность в стабилизации ситуации».

Еще три месяца назад всем на рынке было по большому счету наплевать на то, уверен ЦБ в стабилизации или нет. Теперь тренд поменялся. За два месяца потери доллара составили 16%, евро – почти 20%. Большой привет всем, кто «застраховал» свои сбережения, переведя их в валюту в период максимальной волатильности рынка.

Месяц назад я смотрел на сайте ЦБ статистику по ипотечным валютным кредитам. Даже в декабре, когда уже «гром грянул», 52 человека захотели приобрести жилье посредством, казалось бы, напрочь дискредитировавшего себя продукта. В январе во всей России было выдано 13 таких кредитов: на самом деле из них пять выдали в Москве, еще восемь – в Санкт-Петербурге.

И знаете, что? В любом кризисе найти среди физических лиц тех, кого можно назвать выигравшими, почти невозможно. Обычно это скорее те, кто или потерял меньше других, или кому повезло случайно («сделал валютный вклад до начала девальвации, потому что девушка, принимающая рублевые вклады, заболела»). Легче обычно найти тех, кому повезло меньше, чем тебе.

У тех 13 человек, кому «посчастливилось» взять валютную ипотеку в январе, есть хорошие шансы на то, что их актив вырастет в цене. Поскольку цены на недвижимость привязаны к рублю, теоретически разница уже составляет до 20%. А платить за этот актив им придется все еще по пониженной ставке. «Все еще» – потому что уже с апреля, если верить сообщениям агентств, ЦБ повысит коэффициент риска для валютных кредитов со 150% до 300%, сделав их выдачу банками невыгодной. То есть дешевой валютной ипотеки больше не будет – окно возможностей закрыто.

Конечно, это в теории. Никогда нельзя понять, кого ты поймал за хвост – удачу или тигра, – до расплаты по кредиту. Но пусть хоть кому-то с этой ипотекой повезет.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции