В России былью может стать не только любая сказка (иногда даже страшная), но и любая шутка. В частности, сейчас мы работаем над практическим воплощением советской шутки примерно полувековой давности — о том, что наша страна преодолевает пропасть в два прыжка.

Российские чиновники всю «первоапрельскую» неделю без малейшей тени иронии соревновались в демонстрации оптимизма по поводу состояния российской экономики. Сначала первый вице-премьер Игорь Шувалов поделился приятной неожиданностью: правительство не ожидало, что наша экономика так хорошо начнет приспосабливаться к кризису. Потом министр экономического развития Алексей Улюкаев пообещал восстановительный рост ВВП уже в 2016 году (что, кстати, очень вероятно, если экономика сильно упадет в 2015-м: тогда, если мы не устроим каких-нибудь новых зажигательных чудачеств, скажется эффект низкой базы). Само Минэкономразвития представило президенту среднесрочный макроэкономический прогноз, согласно которому в горизонте двух-трех лет доллар может укрепиться до 40 рублей. Правда, примерно те же люди публично обещали нам 42—44 рубля за доллар к декабрю прошлого года. Но ведь экономические чиновники и не Ванга, чтобы уметь предсказывать будущее.

Правительственную неделю оптимизма продолжил заместитель министра финансов Алексей Моисеев, сказавший на Московском биржевом форуме: «Я вижу, что экономика не висит над пропастью, перестраивается очень активно, намного быстрее, чем мы все ожидали еще несколько месяцев назад, и выходит на новые рельсы развития». Он также напомнил, что правительство ожидает возврата российской экономики к росту уже в 2016 году, и выразил надежду, что иностранные инвесторы будут возвращаться на финансовые рынки РФ.

В принципе, если взглянуть на динамику курса рубля в последние пару месяцев, действительно может показаться, что экономика начинает немного поправляться. Более того, впервые за долгое время две недели подряд растет объем золотовалютных резервов, упавший до этого до шестилетних минимумов. Однако разговоры с людьми и другая экономическая статистика пока демонстрируют обратное: экономике, по представлениям некоторых чиновников, может быть, и становится лучше, а людям — точно нет.

Итак, реальная зарплата россиян за январь — февраль 2015 года к аналогичному периоду 2014-го (то есть к «докрымской эре») упала на 9%. В этом веке так сильно она не падала никогда. Даже в 90-е годы реальные доходы россиян снижались лишь трижды: в 1992, 1995 и 1998 годах. Небольшое снижение отмечалось и в 2008-м, но тогда оно случилось по отношению к очень «тучному» 2007 году, и уже в 2009-м доходы возобновили рост. Так что популярные разговоры, будто россияне привыкли жить бедно, не совсем соответствуют действительности. Скорее, в последние 25 лет все больше людей стало привыкать к тому, что их достаток худо-бедно растет.

Официальная безработица в России превысила 1 млн человек — вроде немного по отношению к общему количеству трудоспособного населения. Но это рекорд за все время «наблюдений». А с учетом отсутствия у россиян привычки регистрироваться на бирже труда, десятков миллионов работающих в теневом секторе и не поддающегося корректным оценкам числа частично занятых, реальный уровень безработицы определить трудно. Любой из вас может убедиться просто по тому, что происходит со знакомыми и знакомыми знакомых: количество оставшихся без работы явно и существенно растет.

Импорт и поступления в бюджет от Федеральной таможенной службы за I квартал 2015 года по отношению к аналогичному периоду 2014-го упали примерно на 40%, экспорт сжался на 20%. Правительство пока так и не пересмотрело самую страшную, пожалуй, для экономики цифру в своих прогнозах на 2015 год — падение инвестиций на 13,7%. Притом что инвестиции падали даже в докризисном 2013 году и, естественно, продолжили эту «традицию» в 2014-м. Так что когда замминистра финансов надеется на возвращение в Россию иностранных инвесторов, с еще большим трепетом надо бы ждать возвращения отечественных — в нашу экономику не хотят или не могут инвестировать и собственные компании.

Банкиры дружно отмечают рост просрочки по кредитам и снижение спроса на новые займы. Свежее исследование Высшей школы экономики, изучившей настроения в сфере услуг, показало оптимизм только у одного сегмента этого рынка — ломбардов. Они закладываются на рост количества бедных. А вот бум покупок бытовой техники и автомобилей на волне падения рубля явно позади.

Это не значит, что у России нет шансов существенно выправить экономическое положение в обозримом будущем. Просто надо отдавать себе отчет, что рост в 2016 году если и будет, только восстановительный. Что бум потребления, который не смог остановить даже кризис 2008—2009 годов, прошел и вернется не раньше двух-трех лет стабильного экономического роста и роста доходов населения. Что валютный кризис усилиями монетарных властей просто перемещен в кризис экономический. Рубль растет только потому, что экономика испытывает дефицит рублей, а не потому, что она вдруг показала свою потаенную силу. И главное, что «само» не рассосется, даже если цены на нефть вдруг начнут резко расти.

Если в России не создать условий (в том числе политических) для инвестиций, наша экономика так и будет «не висеть», а танцевать над пропастью. Мы так и будем преодолевать эту пропасть в два прыжка: сначала создавая себе искусственные проблемы и падая на самое дно, а потом годами героически выкарабкиваясь, чтобы в итоге оказаться всего лишь там, откуда сами упали.