Сегодня общество и средства массовой информации привыкли рассматривать бизнес исключительно с точки зрения потребителя. Обсуждая ту или иную услугу, общественное мнение и журналистское сообщество выносят вердикт: этот товар мог бы быть лучше и дешевле, – не желая вдаваться в подробности экономики процесса.

Микрозаймы не являются исключением. Масла в огонь подливают высокие (по сравнению с банковскими) процентные ставки и непривычные способы получения займов. Таким образом, разговор о том, что «микрофинансисты загоняют заемщиков в кабалу», стали для многих чуть ли не правилом хорошего тона.

Саморегулируемая организация имеет возможность посмотреть на ситуацию и со стороны заемщика, и со стороны кредитора. Мы ежедневно сталкиваемся с реальными ситуациями взаимоотношений МФО и заемщиков. Это помогает понять, что микрофинансирование – эффективный инструмент решения социальных проблем.

Ежедневно тысячи россиян обращаются в микрофинансовые компании. И за каждым выданным микрозаймом стоит реальная история. Так, один заемщик, работающий таксистом, рассказал, что заем помог ему быстро починить автомобиль и продолжить работу уже на следующий день. В данном случае проценты по займу окупились полностью, причем всего за один день работы. Другая клиентка МФО взяла микрозаем, чтобы вовремя купить дорогостоящие учебники иностранного языка, которые позволили ее сыну не отстать от программы. Можно привести сотни тысяч подобных примеров.

Знакомясь, обобщая и анализируя взаимоотношения кредиторов и заемщиков, трудно полностью занять позицию одной из сторон. И все же сегодня я бы хотел встать на сторону кредиторов – просто потому, что их голос можно реже услышать в СМИ.

Одним из распространенных заблуждений является тот факт, что микрофинансисты сознательно загоняют заемщиков в кабалу. Не стоит забывать, что задача кредитора – не только выдать займы, но и получить деньги обратно. А это значит, что кредитор должен выбирать заемщиков, которые способны исполнить взятые на себя обязательства. Причем в срок или с небольшим опозданием.

Стратегия, предполагающая длительное накопление просроченной задолженности, выгодна только тогда, когда размер штрафов и пеней за просрочку неограничен. Но принятый летом прошлого года закон «О потребительском кредите (займе)» ограничил размер штрафов 20% годовых. Таким образом, МФО не только не приобретает никакого дополнительного дохода, если клиент тянет с возвращением займов, но и вынуждена идти на дополнительные затраты, связанные с возвратом задолженности

В последнее время мы наблюдаем обратную тенденцию – многие МФО перестают начислять проценты, если человек не расплатился по займу, допустим, в течение трех месяцев. Такая практика, по мнению многих участников рынка, повышает возвратность займов. Более того, в планах Банка России сделать подобную практику обязательной для всего рынка. Столь часто обсуждаемая дорожная карта развития микрофинансового рынка, отражающая взгляд регулятора на дальнейшее реформирование отрасли, предполагает ограничение максимального размера задолженности по микрозайму.

И это не единственная мера, направленная на защиту потребителя микрофинансовых услуг. Уже сегодня в саморегулируемой организации «МиР» действуют стандарты, регламентирующие правила этичного взыскания задолженности. Каждая компания, вступающая в СРО, добровольно принимает на себя повышенные обязательства – ограничивает время и количество контактов, ищет пути к реструктуризации задолженности.

Вопреки сложившемуся мнению, заем в МФО может получить далеко не каждый. Поскольку кредитору важно не только выдать деньги, но и собрать их, микрофинансисты стараются собрать как можно больше информации о заемщике. МФО получают информацию из кредитных бюро, пользуются скорингом и аналитическими системами. В общем, собирают максимум сведений о заемщике, прежде чем принять положительное решение по займу.

По данным аналитиков СРО «МиР», средний уровень одобрения заявок на займы – 10–11%. То есть микрозаймы, столь часто критикуемые как излишне доступные, может получить лишь каждый девятый или десятый претендент. Даже у самых агрессивных новых участников рынка уровень одобрения не превышает 35%.

Также не стоит забывать, что многие МФО ориентированы на создание пула лояльных заемщиков. Они предпочитают проверенного клиента, уже имеющего историю взаимоотношений с данной компанией. Это позволяет не проводить доскональную проверку при выдаче каждого займа. Но и такие микрофинансовые компании откажут заемщику, если его кредитная история резко ухудшится.

Рост микрофинансовой отрасли был бы просто невозможен без спроса на займы. Развитие микрофинансирования – не часть всемирного заговора, а ответ на потребности рынка. Как я уже упомянул в начале статьи – микрозаймы помогают решать реальные проблемы потребителей. Искусственное ограничение роста микрофинансового сектора эти проблемы точно не решит. Уберите МФО – и на их место придут нелегальные кредиторы, не связанные законодательными ограничениями и нормативами регулятора.

Прозрачность и информационная открытость микрофинансового рынка стимулирует конкуренцию МФО, вынуждает компании оптимизировать свои затраты и совершенствовать инструменты оценки заемщиков, чтобы предложить заемщику более комфортные процентные ставки. Первые результаты не заставили себя ждать, так за IV квартал 2014 года полная стоимость займа снизилась сразу по нескольким категориям займов. Самое заметное снижение произошло в сегменте займов до зарплаты: средневзвешенное значение полной стоимости кредита (займа) для микрозаймов на сумму до 30 тыс. рублей и на срок до одного месяца составило 682,5% за IV квартал 2014 года против 721% годовых по итогам сентября 2014 года.

Также конкуренция стимулирует и развитие сервиса – все больше участников микрофинансового рынка переходят на безналичные расчеты с заемщиками. Этот аспект только на первый взгляд представляется исключительно прикладным. Увеличение доли безналичных платежей способствует построению прозрачного рынка займов и установлению контроля над расчетами.

Конечно, интересы кредитора и заемщика не могут совпадать во всем. Но в одном они точно совпадают: и заемщику, и кредитору неинтересно создавать безвыходные ситуации и умножать долги, выплата которых невозможна. Можно бесконечно искать то, что разделяет нас. Но необходимо и помнить о том, что нас объединяет. МФО и клиентам еще предстоит научиться доверию и взаимопониманию – это станет надежной основой для снижения рисков и дальнейшего технологического развития отрасли.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции