В середине 90-х годов генеральный директор ныне не существующего информационного агентства, в котором я тогда работал, с удовлетворением подводил итоги уходящего года и мечтал о несбыточном: «В целом у нас все неплохо, продуктов выпускается больше, они становятся лучше, только доходы почему-то падают. Может, уволим всех корреспондентов? Если бы не необходимость выпускать ленту новостей, то работалось бы проще и расходов было бы на порядок меньше». После этих слов агентство продержалось еще год, прежде чем пополнить собой пантеон безвременно ушедших СМИ.

Довольно часто мысль о том, что «наша» банковская система обслуживает «их» экономику, можно прочитать и в интервью иных банкиров. Иногда, когда смотришь на макроэкономическую статистику, тоже кажется, что все проблемы банковской системы кроются в неэффективной экономике России, которую эта банковская система вынуждена обслуживать. «Остальная» часть экономики неповоротлива и неэффективна, с трудом терпит передовые практики и утаивает отчетность, уходит от уплаты налогов и требует государственных дотаций. А еще хочет дешевых кредитов, замахиваясь на святое – право банков определять цену денег, устанавливая ставки.

Наверное, некорректно сравнивать ВВП с активами, но другой параметр, более полно представляющий связь банковской системы с экономикой, придумать сложно. За последние 15 лет банковская система, как правило, опережала по своему росту российскую экономику. 1 января 2000 года объем активов банковской системы составлял 1 586,4 млрд рублей. 1 января 2015 года – 77 653 млрд рублей. За 15 лет рост составил 4 796%. ВВП России по итогам 1999 года составлял 4,82 трлн рублей (260 млрд долларов), по итогам 2014-го – 71 трлн рублей. Рост – 1 373%.

Единственные годы, когда банки показывали худший результат по сравнению со всей экономикой, были кризисные 2004-й и 2009-й. В 2004 году активы банковской системы выросли на 27,3%, номинальный ВВП – на 28,9%. В 2009 году экономика просела на 6%, а консолидированные активы банков выросли на 5%, но уже в 2010 году активы выросли только на 14,9%, номинальный ВВП – на 15,9%. То есть любой кризис отражается на банках больше, чем на остальной экономике.

Экономика в этом смысле является чем-то вроде «плавучего якоря» для банковской системы. Поэтому если для экономики в 2015 году эксперты предсказывают спад (по последнему прогнозу МВФ – 3,8%, и это еще достаточно оптимистичный сценарий), банкам вряд ли будет лучше.

7 апреля очередной съезд Ассоциации российских банков наверняка определит какие-то задачи и перспективы для наступившего года и подведет итоги года прошедшего. Итоги, конечно, будут неутешительными, но еще хуже пока кажутся перспективы, особенно на короткий и среднесрочный период. Герман Греф, главный «горевестник» банковской системы, традиционно выливающий ушат холодной воды на всех оптимистов, уже сказал, что банковский сектор в этом году будет очень болезненно справляться с возникающими проблемами. Его вечный антагонист Андрей Костин тоже ничего ободряющего на этот раз не говорит. По его мнению, в лучшем случае банковская система по итогам года выйдет в ноль, в худшем – понесет убытки. «Эксперт РА» прогнозирует их объем на уровне 400 млрд рублей. Первые два месяца текущего года уже принесли банкам 35 млрд рублей отрицательного финансового результата.

Иногда действительно может показаться , что все проблемы банков – от их клиентов. Не будь этого «плавучего якоря», воспарили бы он в горние выси и парили бы, как орлы на восходящих потоках. Но банки, к сожалению, не орлы, а лишь воздушные змеи и без привязки не летают. Важно этого не забывать и кредитовать падающую экономику, надеясь, что она не даст им уйти на дно в случае уже почти неминуемого приводнения.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции