Академик Сергей Глазьев продолжает раскрывать «страшный заговор» на российском финансовом рынке. «Когнитивным оружием» этого заговора являются догмы монетаризма, которые навязываются «западными метрополиями» денежным властям «колониально зависимых стран». Финансовые спекулянты манипулируют ЦБ и госбанками, а американцы ведут против России гибридную войну, главное направление удара которой – наша валютно-финансовая система.

10 апреля в интервью «Чудеса» Блумберга — когнитивное оружие США в гибридной войне против России» малоизвестному «Независимому сетевому агентству «Сетевой фронт» академик Глазьев вновь обрушился с критикой на ЦБ. Самый знающий, по мнению сетевого агентства, российский экономист сказал: «Если в какой-либо стране курс валюты резко меняется более чем на 2—3% — это скандал, признак либо непрофессионализма денежных властей. Если же он падает и взлетает более чем на 10%, то это либо финансовая агрессия, дестабилизирующая макроэкономическую ситуацию, либо запланированное действие денежных властей для повышения ценовой конкурентоспособности отечественных товаров. Но в последнем случае курс национальной валюты всегда снижается».

16 января Национальный банк Швейцарии (SNB) отменил режим жесткой привязки франка к евро. Моментально франк «подпрыгнул» на 30%. Если исходить из логики Глазьева, то это не только «признак непрофессионализма денежных властей» Швейцарии, но и «финансовая агрессия, дестабилизирующая макроэкономическую ситуацию». Причем версия с «запланированным действием денежных властей для повышения ценовой конкурентоспособности отечественных товаров» отбрасывается, так как курс франка не упал, а вырос. Однако в серьезных финансовых изданиях я не встречал обвинений SNB в непрофессионализме. Действия SNB были вполне обоснованны. Искусственное ослабление франка слишком дорого обходилось государству, оно вело к стремительному росту резервов в евро. А из-за политики количественного смягчения ЕЦБ эти резервы обесценивались. Хитрые швейцарские гномы проявили верх профессионализма, упредив действия ЕЦБ, направленные на дальнейшее ослабление евро. 22 января, через шесть дней после решения SNB, глава ЕЦБ Марио Драги объявил о запуске программы количественного смягчения, в ходе которой ЕЦБ обязался ежемесячно выкупать государственные ценные бумаги на 60 млрд евро.

Далее в интервью Сергей Глазьев сказал: «Как показал опыт «технического сбоя» приема заявок на покупку рублей 16 декабря, вследствие чего рубль обвалился до 80 за доллар, они манипулируют Московской биржей». Между тем никакого технического сбоя 16 декабря не было, о чем свидетельствует заявление биржи. В заявлении указано: «…любые безосновательные утверждения, указывающие на возможность манипулирования торгами, носят дестабилизирующий характер и направлены на подрыв доверия к мерам правительства России и Банка России по нормализации ситуации на финансовом рынке и обеспечению экономического роста в стране. Юристы Московской биржи изучают все публикации для выработки правовой позиции и возможного обращения в суд с исками о защите чести, достоинства и деловой репутации компании».

Глазьев обвиняет Московскую биржу: «Не удивительно, что ей заправляет агентура международных спекулянтов, манипулирующая рынком в целях создания искусственных дисбалансов, приводящих к скачкам курса, на которых они зарабатывают гигантские прибыли». При таких крупных акционерах биржи, как ЦБ, Сбербанк и ВЭБ, в это сложно поверить.

Увы, Глазьев не слишком хорошо осведомлен о Московской бирже. Он пишет: «Не так давно ЦБ приватизировал ММВБ, и она стала коммерческой структурой, ориентированной на зарабатывание прибыли». Во-первых, ММВБ уже нет, есть Московская биржа. Во-вторых, ЦБ не приватизировал ММВБ. Он приватизировал только часть своего пакета акций биржи, и в настоящее время ЦБ остается самым крупным акционером Московской биржи. В-третьих, ЦБ никогда не владел контрольным пакетом ни ММВБ, ни Московской биржи. В-четвертых, ММВБ всегда была коммерческой структурой, ориентированной на зарабатывание прибыли.

Далее Глазьев совершил переворот в экономике: «Ведь вследствие девальвации курса раскрутилась инфляционная волна, которую денежные власти еще более подогрели нелепым решением о повышении ставки процента». Повышение ключевой ставки никак не могло способствовать инфляции. Ужесточение денежно-кредитной политики ведет к ослаблению инфляции. Если бы не повышение ключевой ставки в ночь с 15 на 16 декабря на 6,5 процентного пункта до 17%, то и девальвация, и инфляция оказались бы на существенно более высоких уровнях.

В интервью тому же «Сетевому фронту» от 22 февраля «Или шах умрет, или ишак сдохнет» Сергей Глазьев сказал: «В мире свободное плавание курса валюты встречается крайне редко. Из развитых стран – только в Норвегии». А как же США, еврозона, Великобритания, Япония, Канада, Австралия, Швеция и недавно примкнувшая к ним Швейцария?

Еще один прекрасный фрагмент упомянутого интервью:

News Front: Иными словами, именно решения ЦБ втянули экономику в кризис?

С. Глазьев: Конечно. Посмотрите, где еще в мире вы видите падение производства и инфляцию?

Между тем основные причины нынешнего российского экономического кризиса прекрасно известны: это санкции и снижение цены нефти. А падение производства и высокий уровень инфляции академик мог бы обнаружить, заглянув в тот же «Блумберг», не только на Украине (инфляция в 2014 году — 28,5%, в марте 2015 года — 45,8%; падение ВВП в 2014-м — 14,8%), но, например, и в Венесуэле (инфляция в 2014 году — 68,5%; падение ВВП в 2014 году оценивается на уровне 3%, падение ВВП в III квартале 2014 года составило 2,3%). Между тем Россия все ближе к Венесуэле и с экономической, и с политической точки зрения.

Глазьев противоречит самому себе. Сначала он говорит: «Монетаризм запрещает эмиссию денег иначе как против покупки иностранной валюты и тем самым закрывает стране возможность проведения самостоятельной кредитной политики». Но тут же раскрывает правило монетаризма для «туземных министров»: «отпустить курс нацвалюты в свободное плавание». Дело в том, что эмиссия денег против покупки иностранной валюты – это политика currency board («валютного совета»), которая отнюдь не является политикой свободного плавания.

Далее академик говорит: «Мы имеем дело с агрессивной сектой, которая весьма могущественна, так как всемерно поддерживается американцами и их влиятельными сторонниками, или агентами влияния, как это сейчас называется. Как только кто-то начинает их критиковать, создается мнение об умственной и психической неполноценности этого человека, его непрофессионализме и неграмотности». Вот с этим сложно не согласиться.

В 2013 году на пост главы ЦБ среди прочих рассматривалась кандидатура Сергея Глазьева. Тогда Банк России возглавила Эльвира Набиуллина. Создается впечатление, что Сергей Глазьев не отказался от своей мечты возглавить ЦБ и «порулить» денежно-кредитной политикой страны. Боже, храни Россию!

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции