Неожиданно резкие и смелые заявления министра финансов Антона Силуанова о настоящем и будущем российского бюджета и пенсионной системы породили ненависть у одних и осторожный оптимизм у других. Но эмоции здесь излишни: это просто старые добрые социальные технологии.

Читаю в последнее время новости и, мягко говоря, удивляюсь. Это, конечно, обычное состояние во время чтения новостей из России уже несколько лет. Но в данном случае удивление нестандартное, а потому само по себе удивительное: в руководстве страны среди клоунов, злодеев и роботов очень странно видеть человека, говорящего в основном разумные и правильные вещи, перпендикулярные не только пропаганде, но и общественному мнению, и даже базовым принципам большинства населения. Речь, понятно, о министре финансов Антоне Силуанове.

Давайте посмотрим на публичные заявления министра только за один день, 14 апреля сего года, сделанные на коллегии Минфина.

«Жить по старым лекалам в новых условиях мы не можем. Во-первых, у нас недостаточно резервов. Во-вторых, для устойчивого развития экономики нам необходимо обеспечить плавную динамику номинального объема бюджетных расходов».

В переводе с бюрократического «плавная динамика номинального объема бюджетных расходов» означает сокращение этих расходов в реальном выражении, а то и в номинальном. Более того, к 2017 году планируется вновь выйти на бездефицитный бюджет, что в условиях низких цен на нефть означает весьма жесткую экономию — снижение расходов бюджета на 2 трлн рублей. Почему именно к 2017-му? Министр дает ответ на этот вопрос: все просто, в ближайшие два года закончится Резервный фонд. В 2015-м будет потрачено 3,1 трлн рублей из нынешних 4,4 трлн, а в 2016-м, скорее всего, резервы будут просто исчерпаны даже при намного меньших тратах. Соответственно, через два года покрывать дефицит будет нечем. Что же делать, за счет чего экономить? Антон Силуанов и тут все говорит предельно откровенно:

«Какие ключевые направления оптимизации расходов можно выделить? Во-первых, сворачивание разовых антикризисных мероприятий этого года, в первую очередь в части поддержки занятости. Во-вторых, оптимизация расходов и численности государственного аппарата».

Это означает, что скрытая безработица станет открытой, да еще и низовые чиновники потеряют свои места (начальникам, понятно, все равно ничего не грозит). Кроме того, пресса сообщает о других обозначенных Силуановым мерах: сокращение социальных расходов, «псевдоинвестиций» государства (если бы еще знать, что это) и даже «формирование расходов на оборону и безопасность исходя из первоочередных задач обороноспособности страны и реальных возможностей бюджета»: то есть давать военным денег не столько, сколько они хотят, а чуть меньше. В нынешних условиях такие намеки в сознании населения граничат едва ли не с государственной изменой. Россия, как известно, «в кольце врагов», и если сокращение зарплат учителей народ принять готов (кому оно нужно, это образование?), то отказать армии в лишнем триллионе на снаряды — это уже слишком.

Но и это еще не все. Чтобы окончательно обозначить себя в качестве врага народа, министр прошелся по одному из самых больных вопросов — пенсиям. Во-первых, он выступил за восстановление с 2016 года в полном объеме накопительной пенсионной системы — когда часть пенсионных отчислений идет на формирование реальных инвестиций от имени человека, а не на «трудодни», то есть «пенсионные баллы», за которые государство потом что-то заплатит, если захочет. Во-вторых, министр четко и однозначно заявил, что пенсионная система не выживет без резкого сокращения досрочных пенсий и повышения пенсионного возраста. Всем специалистам известно, что такие меры необходимы и, более того, делать это надо было несколько лет назад. Но говорить о них открыто официальным лицам не принято.

Почему же министр финансов настолько прямо и откровенно делает столь правильные и болезненные для населения заявления? Почему его при этом не увольняют и не подвергают публичной порке, которой так жаждет народ, судя хотя бы по комментариям к новостям с упоминанием фамилии Силуанова?

На мой взгляд, ответ прост: вспомните Чубайса. Анатолий Борисович в свое время работал своего рода «громоотводом» для властей: если случалось что-то плохое, виноватым назначали Чубайса. Степень народной ненависти к этому персонажу (именно к персонажу, выдуманному образу, подброшенному тогдашней пропагандой людям для сброса негативных эмоций), наверное, одна из самых высоких в истории человечества. Руководство страны в то время проводило крайне неприятную для населения (хотя и во многом необходимую) политику, поэтому возникающее ответное давление было решено сбрасывать через «свисток» в виде Гайдара и Чубайса. Первый в итоге не выдержал, подорвал здоровье и рано умер, второй после использования в этом качестве прекрасно здравствует и поныне, рулит миллиардами и, как осторожно выражаются люди с финансового рынка, «имеет некоторое отношение» к одному из крупнейших частных банков.

После Чубайса долгое время подобный громоотвод или «свисток для сбрасывания пара» был не нужен: имея гигантские нефтегазовые доходы, власть могла себе позволить понемногу потакать капризам населения, обменивая социальную стабильность на личную несменяемость и миллиарды на счетах. Сейчас ситуация резко ухудшилась: вслед за сокращением доходов придется сокращать и расходы, а привыкшее к хорошей жизни население начнет, как обычно, искать врага. Если вовремя не придумать подходящую кандидатуру, народный гнев может задеть страшно сказать кого. А министр финансов — отличный вариант для канализации негатива: ему по должности положено быть скупым и неприятным типом. Видимо, г-н Силуанов согласился быть «громоотводом», потому и начал резать правду-матку, тем более что в некоторой степени он и раньше отличался от коллег определенной либеральностью взглядов.

Замечу, что «народ» с удовольствием проглотил эту наживку: одно упоминание Силуанова в новостях уже порождает волну ненависти в комментариях. Люди не меняются, как и социальные технологии.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции