Национальной системе платежных карт не потребовалось и месяца, чтобы показать свою ненадежность. На этот раз пострадавших мало, но что случится, если кто-то захочет создать действительно серьезные проблемы российским банкам и их клиентам?

Ульяновск, как известно, стоит на Волге, причем город разделен рекой (точнее, Куйбышевским водохранилищем) на две значимые части. Прага тоже стоит на двух берегах реки — Влтавы. В Ульяновске поездка на другой берег — это лотерея, в которой никогда не угадаешь, сколько времени уйдет на путешествие, речь может идти о нескольких часах. Более того, еще лет десять — пятнадцать назад жителям приходилось периодически пересаживаться на паромы, чтобы хоть как-то добраться до работы, родственников или органов власти на другом берегу. В Праге подобные мысли не приходят в голову — просто едешь или идешь через реку, когда надо, точно так же, как, например, на соседнюю улицу.

Разница — в количестве мостов. В течение десятилетий берега Волги в Ульяновске были соединены одним-единственным мостом, построенным еще при царе и модернизированном в 1950-е годы; лишь совсем недавно был открыт второй. Если на старом мосту что-то случалось — авария или ремонт — движение между крупными частями города практически останавливалось, да и в обычное время можно было попасть в многочасовую пробку. Над Влтавой — почти два десятка мостов (включая автомобильные, пешеходные и железнодорожные), а под рекой — еще и метро. Прекращение движения на одном из мостов, конечно, создает определенные трудности для жителей ближайших районов, но на жизнь города практически не влияет.

Это очень простой пример, показывающий, как важно иметь многократное и желательно независимое дублирование в сложных системах. Без «запасных вариантов» самые умные и современные проекты становятся хрупкими и превращаются в дорогие неработающие игрушки даже при небольшом, но попавшем в «слабое место» воздействии. Что мы и могли наблюдать в ночь (для европейской части России) с 28 на 29 апреля, когда по всей стране карты Visa и MasterCard всех банков на несколько часов превратились в тыкву. По неизвестным причинам прекратила нормальную работу Национальная система платежных карт — единственный канал проведения карточных платежей (не считая внутрибанковских операций и межхостовых соединений).

Менее чем через месяц после того, как по приказу государства процессинг по картам был переведен на НСПК, реализовался риск, о котором банкиры предупреждали сразу: сбой в НСПК повлиял на всю систему карточных операций. Для клиента это означает, что теперь невозможно снизить риск возникновения проблем с картами, пользуясь разными платежными системами. То есть если раньше можно было держать в кошельке две-три карты разных систем и разных банков, и это резко повышало шансы всегда иметь при себе работающую карту, то теперь сколько бы карт предусмотрительный клиент ни имеет, сбой в НСПК превращает их все в бесполезный кусок цветного пластика. Точно так же, как авария на единственном мосту в городе останавливает все движение через реку. И не имеет значения, на машине какой марки ты в это время стоишь в пробке.

НСПК была введена для защиты от возможных недружественных действий по отношению к российским держателям банковских карт со стороны иностранных платежных систем. Эту задачу действительно можно решить с помощью централизации обработки платежей через подконтрольную государству (или хотя бы просто подчиняющуюся российским законам) структуру. Но, с другой стороны, такая централизация подвергает опасности всю систему: если найти способ вывести из строя НСПК, пострадают десятки миллионов людей. Узел, через который проходят карточные платежи всей страны, — отличная цель для хакеров и тех же недружественных государств, если предположить, что они есть.

Учитывая, что НСПК строилась в спешке, сложно ожидать, что ее системы защиты совершенны. К тому же программ, которые нельзя взломать, в принципе не существует: даже при идеальном коде (а его не бывает) у любой компьютерной системы есть слабое место — человек. Введя в строй НСПК, государство своими руками создало большую опасность и большую проблему, которую теперь будет решать, финансируя построение все новых средств защиты. За наш счет, конечно. Альтернативный вариант — не вмешиваться в сотрудничество между банками и платежными системами или вовсе не мешать развитию других вариантов проведения платежей (на основе того же биткоина или хотя бы разного рода мобильных и интернет-кошельков) — не рассматривается по определению.

Значит, сбои будут продолжаться, люди будут терять деньги и нервы, а современные финансовые технологии будут развиваться где-то еще, но не в России.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции