Банк России закрыл для себя проблему валютного рынка, организовав «корнер» на рынке рублевых ресурсов в соответствии с классикой жанра. Напомним, «корнер» — биржевая операция, при которой один игрок скупает почти весь обращающийся на рынке свободный объём актива (в данном случае — рубли), чтобы спекулянты, продававшие этот актив в кредит, были вынуждены покупать его (для погашения кредита) за любые деньги. В нашем случае спекулянты брали рубли в долг и тут же продавали их за валюту. Теперь пришло время гасить рублёвые долги, а рублей на рынке очень мало. Поэтому спекулянты вынуждены покупать их у ЦБ или других участников рынка за валюту по ставкам значительно выше тех, что были буквально пару дней назад. Или снова занимать под очень высокий процент.

Сейчас трудно сказать, была ли запланирована реализовавшаяся последовательность событий, однако оглядываясь назад, можно поставить оценку «пять» режиссеру, если таковой был на самом деле.

Получив в конце декабря значительный объем рублевых ресурсов от федерального бюджета, российские и иностранные банки, поддерживаемые населением, ринулись в атаку на рубль. Банк России, в свою очередь, стабилизировал объем предоставляемого коммерческим банкам рублевого рефинансирования и начал ускоренным темпом ослаблять рубль, одновременно выкупая у банков рублевую ликвидность.

Игра зашла настолько далеко, что 20 января российские банки должны были вернуть в ЦБ 1,3 трлн рублей и перечислить в Минфин еще порядка 100 млрд налоговых платежей. Таких денег у них не было.

Чтобы не допустить коллапса, Банк России увеличил лимит по операциям прямого РЕПО до 600 млрд рублей и снял ограничения по операциям «валютный своп», предоставляя рублевые ресурсы под залог иностранной валюты по ставкам около 100% годовых (тем самым наказывая спекулянтов). Осознав всю глубину ситуации, самые прозорливые участники рынка начали с самого старта торгов закрывать длинные позиции по бивалютной корзине, переломив многомесячный тренд. Центробанк достиг своей цели: вселил в участников рынка неуверенность, тем самым прекратив дальнейшие продажи рубля.

Сейчас уже можно начинать подводить итоги действий регулятора в последние месяцы. С одной стороны, Банк России не допустил скачкообразного обесценения рубля, позволив россиянам «определиться, в какой валюте хранить сбережения». С другой стороны, примеры таких стран, как Южная Корея и Бразилия, показали, что быстрая девальвация позволяет быстрее адаптироваться к внешнему шоку, тем самым минимизировав воздействие на экономику. Действительно, получив почти одинаковое с Россией итоговое процентное изменение валютного курса, эти страны сумели стабилизировать ситуацию на валютном и долговом рынках всего за месяц, в то время как России потребуется не менее четырех. Как видите, однозначную оценку политике ЦБ дать сложно, поэтому окончательный вывод за вами.

Теперь же всем россиянам нужно забыть про валютные спекуляции и вернуться к повседневной деятельности, иначе в погоне за журавлем можно остаться и без синицы.