Россия продолжает активные интеграционные попытки, которые недоброжелатели рассматривают как стремление «возродить СССР», а доброжелатели – как реализацию Россией державных претензий, что на самом деле такое же возрождение СССР. Пока страна праздновала, дипломаты достигли очередного прорыва. Во время визита китайской делегации высшего уровня в Москву последней удалось переформатировать самый скандальный из китайских проектов последнего времени – «Шелковый путь».

Напомним, что Китай задумал выйти на Европу более прямым способом, чем ныне, через море. Решил, что через сушу прямее, спроектировал свой «Шелковый путь», который состоит из дорог, мостов и договоренностей, но России на этом пути места не оказалось. Путь пролегал через Среднюю Азию, затем по Кавказу, далее везде. Теперь, если верить заявлениям китайской делегации, очарованной московским приемом, Китай каким-то образом интегрирует Россию в свою мегаидею. Наверное, через железную дорогу. Проект «Москва – Казань», задуманный к чемпионату мира по футболу, на глазах превращается в «Пекин – Лондон», что неплохо.

Но во время майских торжеств было заметно, что российский лидер Владимир Путин общается преимущественно с председателем КНР Си Цзиньпином, несколько игнорируя коллег из постсоветских стран. Постсоветские коллеги все это дело заметили, и результат не заставил себя ждать. Казахстан создает совместный банк с Саудовской Аравией. Это будет исламский банк. О принципах исламского банкинга мы тут говорить не будем, они известны и не содержат в себе ничего такого, что не подошло бы клиентам других конфессий. Важно другое: Казахстан, считающийся в Москве уже практически частью России (если не политически, так экономически), делает проект, в который Россия никак не попадет. Потому что не будет в России исламского банка на государственном уровне.

Россия, конечно, сама виновата. Принципов интеграции по-российски два. Во-первых, если вы интегрируетесь с Россией, вам нельзя интегрироваться больше ни с кем. Это все нарушают – тот же Казахстан скорее дружит с Китаем, чем с нами, а Белоруссия впаяна в ЕС куда крепче, чем нам кажется, но официально об этом в России говорят мало (стараются не замечать). А когда замечают, ругаются. Во-вторых, если страна готова интегрироваться и всячески это демонстрирует, Россия тут же теряет к ней уважение. В самом деле, думает Россия, кроме как от большой нужды кто со мной дружить станет? А раз так, то и нечего.

Это делает интеграционные усилия России малоэффективными, отчего, например, Казахстан по факту проводит только ту политику, которая нужна Казахстану. То есть национально ориентированную. Дружба с Саудовской Аравией Казахстану, конечно, нужна, тут не поспорить. Точно так же прагматично работает и Белоруссия. Ну а Россия, как и в советские годы, склонна скорее тратить ради некой великой цели, чем цинично извлекать результат из дружбы народов. В результате ни любви, ни денег.

Понятно, что интеграции с Китаем никакой не будет. Китай – огромный и опасный партнер, который знает свой интерес еще лучше, чем казахи с белорусами. Если Россия действительно хочет не прыгать на подножки чужих поездов, выдавая эти прыжки за величайшие достижения и свидетельства растущей международной роли, а на самом деле эту роль играть, России надо стать добрее к своим партнерам.

Например, завести у себя исламский банк. Если важны исламские страны. Отдать башню «Москва-Сити» под офисы китайских компаний, если нужен Китай. Поселить посольство Белоруссии в «Москва-Сити», если важнее Белоруссия, и предоставить им под деловой центр хоть всю эту башню бесплатно. Нужно научиться показывать друзьям, что с ними в самом деле хотят дружить, а не «иди сюда – пошел вон отсюда».

Имперский период закончился безвозвратно. Закончился не только в истории России, а и в истории вообще. Даже США, которым приписывают страсть к имперскому духу, по факту не в состоянии его реализовать. Если Россия хочет занять хорошее место в XXI веке, надо прислушиваться к тому, что шепчет ветер перемен.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции