Серийных убийц, безусловно, необходимо находить и судить по всей строгости закона. Вряд ли кто-то станет с этим спорить. А вот как поступать с «серийными вкладчиками»? Менять ли ради них систему страхования вкладов? Тут возможны варианты. И все они не слишком понравятся большинству населения.

Система страхования вкладов — лучшее, что россияне знают о российской банковской системе, — подверглась второй ментальной атаке за последние пару месяцев. Раньше в СМИ просочились сведения, что правительство рассматривает варианты отказаться от выплаты процентов по вкладам в рамках существующей страховой суммы 1,4 млн рублей или покрывать только 90% от суммы вклада гражданина, оставив 10% ответственности за выбор банка на самом клиенте. Тогда Банк России и Минфин поспешили заверить, что они против такой инициативы.

Новое «покушение» на святая святых 13 мая в Горках на совещании у премьер-министра Дмитрия Медведева по ситуации в банковском секторе сделал глава Сбербанка Герман Греф. В присутствии всех ключевых фигур, определяющих будущее банковской системы страны (за исключением президента), — представителей Центробанка, Минфина, Минэкономики, Агентства по страхованию вкладов и крупнейших российских банков — Греф озвучил революционную идею ограничить возможности граждан получать страховку по вкладам. Сейчас таких страховок по 1,4 млн рублей максимум за раз можно получать сколько угодно — если банки, где вы держите свои сбережения, будут разоряться с завидной периодичностью. Свою идею Греф обосновал необходимостью бороться с так называемыми серийными вкладчиками.

Председатель Сбербанка хорошо подготовился к заседанию. Он предложил сразу три варианта реализации своего замысла. Первый — ввести лимит совокупного объема страховых выплат одному вкладчику за всю историю его взаимодействия с банками — не более 3 млн рублей. Нетрудно подсчитать, что при нынешнем страховом покрытии это означает, что вкладчик в таком случае сможет получить полную страховку только два раза, а на третий лишь 200 тыс. рублей. Второй вариант — выплачивать страховку по вкладам не более одного раза в пять лет. В таком случае «серийным вкладчикам» придется жить слишком долго, чтобы существенно заработать на страховых выплатах как клиентам прогоревших банков. Третий, наиболее радикальный вариант — давать всем вкладчикам страховку не более одного раза в принципе.

Идея, разумеется, сразу вызвала бурное возмущение прежде всего некрупных банков, у которых ставки по вкладам обычно выше, и это их единственное конкурентное преимущество в борьбе с монстрами банковского бизнеса. Мол, «зеленый слон» хочет переманить к себе вкладчиков мелких банков и прекратить планомерное сокращение своей доли в общем объеме вкладов населения. Самим россиянам тоже вряд ли понравится идея уменьшения размера «халявы». Хотя они прекрасно могут массово начать оформлять вклады на родственников, друзей и знакомых, а также на кошек, собак и хомячков (если банки в борьбе за клиента дадут им такую возможность).

Проблема в том, что серийно убивать, как и убивать вообще, в России запрещено. А делать любое количество вкладов в любом количестве банков — нет. Не очень понятно, как вы в таком случае отличите «серийного вкладчика», сознательно выбирающего высокие проценты в не слишком надежных банках, от человека, который просто трижды в жизни ошибся с выбором кредитной организации. Конечно, люди должны отвечать за свое финансовое поведение, в том числе и за выбор банка для размещения своих кровных. Но если вы сначала вводите страхование вкладов, не ограничивая количество раз, когда можно получить страховку, а потом пытаетесь отменить это правило, напрашивается следующий шаг: законодательно ограничить число вкладов на одного человека и количество банков, в которых он может размещать деньги.

Между тем объяснение прихода «зеленого слона» в посудную лавку страхования вкладов с предложением изменить правила продажи посуды не стоит сводить к бизнес-корысти самого Сбербанка. У системы страхования действительно есть фундаментальные проблемы.

Во-первых, растет финансовая нагрузка на фонд АСВ собственно по страхованию банковских вкладов. Отзывать лицензии у крупных банков для ЦБ и государства становится все дороже.

Во-вторых, новые финансовые нагрузки, которые появятся у Агентства по страхованию вкладов. Теперь в России через АСВ будут страховать также пенсионные накопления граждан, а Минстрой рассматривает идею возложить именно на АСВ (а не на Агентство по ипотечному жилищному кредитованию) страхование обманутых дольщиков, которых «кинули» разорившиеся застройщики.

В-третьих, россиян надо как-то приучать к личной ответственности за выбор банка для размещения вкладов даже не потому, что страховать депозиты для государства может стать слишком дорого. Высокие проценты по вкладам, в чем мы смогли убедиться в конце прошлого года, — следствие гигантских проблем в экономике и на валютном рынке. При нормальной или даже просто улучшающейся экономической конъюнктуре проценты по вкладам будут неуклонно снижаться, как это уже происходит в России. А если у нас вдруг начнется фундаментальный экономический подъем (пока, конечно, такая перспектива выглядит не слишком правдоподобной, но надо на всякий случай готовится к лучшему, а не только к худшему), доходность вкладов и вовсе будет стремиться к нулю.

В общем, конечно, народную мудрость «работает — не трогай» никто не отменял. Но риски того, что система страхования вкладов, пенсионных накоплений, обманутых дольщиков в какой-то момент станет непомерной ношей для госказны, объективно существуют. А «серийные вкладчики» только предлог, чтобы напомнить о таких рисках.